90 ДНЕЙ С ЕВРО

Прошло три месяца с того дня, как Латвия официально присоединилась к еврозоне. Желая узнать, насколько болезненно (или безболезненно) прошел период привыкания к новой валюте у рядовых жителей страны, с просьбой выделить плюсы и минусы введения евро, один из латвийских банков провел социологический опрос.

По ходу выяснилось — 87% жителей Латвии считают, что цены после введения евро ощутимо повысились. Наиболее существенными минусами от введения евро в Латвии 70% опрошенных назвали утрату национальной валюты, 57% — рост инфляции, 37% — уменьшение государственной независимости и самостоятельности Латвии. На просьбу охарактеризовать изменения в своих привычках тратить деньги после введения евро 40% опрошенных отметили, что стали экономнее, 12% — что стали тратить больше денег, 43% — что их привычки не изменились. В свою очередь, 34% опрошенных не видят существенных плюсов от введения евро в Латвии. 40% респондентов считают, что введение евро будет способствовать притоку инвестиций в Латвию, 33% придерживаются противоположного мнения, у 27% нет конкретного мнения по этому вопросу.

Мы тоже решили выяснить, насколько комфортно чувствуют себя в зоне евро резекненцы? Негласные отзывы, доходящие до редакции, различны — кто-то доволен и не чувствует никаких неудобств, а кто-то даже утверждает, что введение евро оказалось не менее «страшным зверем», чем пережитый и все еще «аукающийся» экономический кризис. Так сопоставимо ли введение новой валюты с экономическим кризисом? Что ощущают резекненцы спустя три месяца после «заселения» в их кошельках евро?

Эдуард Пурвиньш (руководитель бюро бухгалтерских услуг EVIS LTD):

— Что касается меня, то я где-то на 50% перестроился на нашу новую валюту. То есть я уже уяснил, сколько в евро стоят часто покупаемые мною товары, но продолжаю мысленно, для сравнения, переводить суммы в латы — так понятнее и привычнее. Прикупил новый кошелек, чтобы помещались все купюры, и уже научился распознавать их при плохом освещении. Бывает, особенно после тяжелого трудового дня, когда мысленно уже отдыхаешь, приду в магазин, гляну на ценники, и непонятно — а отчего все так дорого-то? И вот тут на помощь приходит дублирование цен в двух валютах. Что касается моей сферы деятельности, бухгалтерии, то здесь сложностей побольше будет, и справиться, соответственно, сложнее, так как все еще продолжаются годовые отчеты за прошлый, 2013 год, которые нужно сдавать в латах. Главная сложность — это подготовка информационных систем и баз данных для работы в евро, т. к. не все происходит автоматически и без контроля человека здесь не обойтись. Трудности возникают также с тем, что суммы в госзаконах не были переведены в евро единым способом — даже в одном законе о PVN некоторые суммы были округлены (до ближайшей сотни, тысячи и т. п.), а некоторые суммы — по точному курсу соотношения евро к лату — 0.702804. В связи с этим новые цифры сложно запоминать. Я ежедневно встречаюсь с предпринимателями, более 200, и тут ситуация разная. Те предприниматели, что работают в розничной торговле, уже давно называют все суммы в евро и, по моим наблюдениям, довольно хорошо свыклись с новой валютой. В свою очередь те предприниматели, что работают в такой, допустим, сфере, как строительство, все равно все переводят в латы, и цены на свои услуги часто называют именно в латах. Это может быть связано с тем, что еще не начался сезон активного строительства и нет необходимости активно использовать новую валюту. Еще интересное наблюдение — предприниматели старше 30-40 лет легче приспособились к смене валюты, чем молодые, у которых постоянно возникают вопросы. Наверное, это оттого, что те, кто начинал свой бизнес в начале 90-х и ранее, уже сталкивались со сменой денег.

Я же думаю, что и разъяснений, и государственной поддержки при переходе с одной валюты на другую было достаточно (особенно хорошо работал VID, создавая и рассылая специальные информационные материалы с практическими примерами), но так как смена валюты это само по себе мероприятие непростое и многостороннее, то были некоторые вопросы и моменты, которые успешно решались и решаются в процессе.

 

Юлия Прощенко (телекоммуникационный оператор, молодая мама):

— Переход на евро казался изначально очень болезненным, первый месяц все пересчитывала в латы. Счета и цены казались заоблачными. Но со временем свыклась и стала жить уже с новой валютой. С кризисом не сопоставляю. Из минусов — цены кажутся больше, трудно привыкнуть к самим монетам (латы и сантимы больше нравились). Плюсы — с другими странами, где евро, легче ориентироваться в деньгах и ценах. В любом случае не могу сказать, что очень уж меня коснулся переход на евро, но будь право выбора, непременно осталась бы с латами.

 

Виктор Захаров (сфера деятельности — оптовая торговля товарами широкого потребления):

— Переход на евро для меня прошел спокойно — заранее все перевел на банковский счет и никаких проблем. К самим деньгам привык быстро, лишь бы были. С кризисом 2008-го, на мой взгляд, ничего общего, тут больше психологический момент — кто быстрее освоился, тот и стал быстрее жить по-прежнему. Я работаю в торговле и заметил — первых два месяца люди покупали в евро ровно столько, сколько раньше в латах. Отсюда и общий спад. Плюс правительство выбрало не лучшее время для перехода на новую валюту — надо было не в сезон отопления, а, скажем, в начале лета — у многих людей было бы нормальное 1 января и время «переварить» нововведения! Но теперь эта проблема исчерпана и как-то все по-прежнему.

 

Светлана Васина (владелица салона красоты «ISA»):

— Переход на евро — это не кризис! В самом начале, конечно, в голове был постоянный пересчет на латы, но сейчас уже свободно ориентируюсь в «европейских» ценах. Оттого, что визуально все стало дороже, стала меньше тратить. Закупаюсь в маркете, допустим, на 10-20 евро, а в голове, по привычке — ой, это 10-20 латов! Надо притормозить!

Что касается бизнеса, то мы расценки на свои услуги не повышали ни на цент, перевели из латов в евро — один к одному. Спада в клиентуре нет.

 

Вадим Гилис (глава общества российско-латвийского сотрудничества «Славия», публицист):

— Переход на новую валюту в принципе не является чем-то особенным. Какая, собственно, разница обывателю, какие бумажки и монетки у него в руках? Сравнивать этот процесс с кризисом вообще как-то некорректно, ибо это абсолютно разные явления в экономике и жизни общества. Мне лично переход на новую расчетную единицу дается с трудом, просто ввиду крайне неудачного дизайна монет. Я до сих пор в них упорно путаюсь. Ну неудобные они! Я думаю, многие с этим согласятся. А бумажные купюры... Они просто фантики с цифрами. Какая нам разница, как они выглядят? Лишь бы цифирь была различима. Отдельная тема — это та скорость, с которой новые деньги исчезают из наших бумажников и расчетных счетов. Смею предположить, что подавляющая часть соотечественников заметила, насколько она выросла. Это называется скрытая инфляция. Нам о ней не скажут в официальной статистике. Нынче это будет выглядеть нехорошо, а ведь государство должно поддерживать в нас перманентное ощущение счастья от нахождения в ЕС. А мы должны делать вид, что это счастье в нас присутствует. Называется эта игра «общественный консенсус». Так что мы в консенсусе, дамы и господа! Плюсы наблюдает бизнес, ведущий экспортно-импортные операции внутри ЕС, у него отпали затраты на конвертацию. Пусть небольшая, но все же экономия. В остальном — хрен редьки не слаще. Роста зарплат не наблюдается, стало быть, и издержки бизнеса не слишком растут. Будет понемногу падать потребление, но бизнес компенсирует это неприятное явление ростом цен.

 

Ольга Белова (помощник депутата Сейма):

— Мне «как лирику, но не физику» этот переход дался вполне себе стрессово. Считаю я плохо, исключительно на пальцах, и увеличившиеся в размерах суммы стучатся в мозг набатом, что надо экономить... Зарплата тоже вроде увеличилась, но я еще не приспособилась к нынешним пропорциям и стрессую каждый раз, разглядывая ценники, — вдруг денег не хватит и будет неловко. Для этого есть карта — мне возразят, но поступления на нее я в основном использую на коммунальные интернет-платежи и изредка интернет-магазины, поэтому почти ею не пользуюсь в быту. Снимаю определенную сумму «на жисть» и стараюсь в нее «влезть». Слава богу, что в переходный период параллельно пишут и цены в латах, но кругом столько обиженных несоответствиями комментаторов! Купюры наши были приятнее на вид и тактильно, только не смейся, эти новые — большие, шуршащие, ломкие, а про монетки я вообще молчу — звенят, словно ты только что этапирован с паперти. Но, думаю, привыкнем со временем, если все не отыграют назад (а такое тоже возможно). С кризисом-2008, на мой взгляд, это мало сопоставимо, тогда мы просто потеряли деньги, и по-крупному, и на мелочах, но какой был настрой — ура! — одной ногой в светлом будущем, о котором мечтали в беспросветном прошлом, кредиты давались легко, строй его себе на здоровье, реализуй мечты, долой комплексы неполноценности. Наша семья с тогдашним кредитом на жилье вроде разобралась, но сейчас — на предельно жестком пайке. Поэтому переход на евро — укус комара. Про минусы я рассказала выше. Про плюсы... Пока не прочувствовала. Деньги и деньги, не пахнут. Хорошо, когда они есть.

04 апреля 2014
Голосов еще нет

Добавить комментарий

13 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.