Да здравствует республика 18 ноября!

В этом лозунге нет никакого сарказма или ерничества — Латвийская Республика, начало которой положило провозглашение «Акта о независимости»18 ноября, вполне достойна похвалы. Как и люди, стоявшие у ее колыбели. Судите сами: империя, административной частью которой были земли, населенные латышами и латгалами, развалена, уже идет гражданская война, Рига вообще оккупирована немцами, но в Германии тоже революция… В общем — сплошной хаос и неизвестность. И в такой атмосфере группа инициативных людей решают провозгласить государственность, которой до этого никогда не было! Вне зависимости от политических пристрастий нужно признать, что это был весьма смелый и рискованный поступок.

 

Да, существовали определенные гарантии Антанты и соглашения с командованием немецких войск, иначе подобное собрание просто не могло состояться в городе, полностью находившемся под их контролем. Тем не менее, риск был, и последующие события, при которых ситуация часто висела на волоске и порой зависела от совершенных случайностей, это наглядно показали. Но нам сейчас интересен не этот бурный период, а процесс создания государства «с нуля» уже в мирных условиях. Латвийская Республика задумывалась и строилась отцами-основателями как демократическое государство с довольно обширными гарантиями и правами населения. Конечно, с учетом реалий того времени, но, тем не менее, на фоне недавней Российской империи с ее сословно-феодальными порядками это смотрелось весьма прогрессивно: парламентская республика, всеобщие выборы, многопартийность, свобода религиозных конфессий, национальные школы и все прочие свободы, имевшиеся во многих европейских странах. Собственно говоря, Сатверсме составляли, ориентируясь на наиболее «продвинутые» образцы того времени, в частности Веймарскую конституцию Германии и конституцию Франции.
Парадокс, но если сравнивать законодательную базу того времени и ее практическое применение с нынешней, то сравнение получается не в пользу последней почти по всему спектру прав и гарантий. Дети представителей национальных меньшинств имели право учиться на языке своей семьи, работали немецкие, русские, еврейские школы, были созданы белорусские и польские. Госслужащие должны были знать латышский язык и сдавали соответствующие экзамены, но депутаты всех уровней, включая Сейм, могли выступать не только на латышском, но и на русском и немецком языках. И никто не додумался требовать языковых проверок у торговок на базаре или цирковых артистов…
Одним из первых законов Латвийской Республики, принятым еще до начала работы Учредительного собрания, был закон «Об организации школ меньшинств Латвии», утвержденный 8 декабря 1920 года. В принятом параллельно законе «О просветительских учреждениях Латвии» были прописаны следующие пункты: «Во всех основных школах обучение ведется на родном языке учащихся»; «Родным языком ребенка признается язык, заявленный его родителями»; «Правительство и самоуправления содержат для каждой народности столько основных школ, сколько их требуется на основании положений данного закона».
Эти положения столь же разительно отличаются от современных, сколь тогдашний министр просвещения Райнис от г-жи Муйжниеце…
У тогдашней Латвии, безусловно, были проблемы с демократией и правами национальных меньшинств, и имел место вполне ощутимый национализм. В конце концов, это, увы, вылилось в антиконституционный переворот, и республика превратилась в диктатуру. Парадокс «третьей атмоды» в том, что после 1991 года политики, водрузившие на знамя образ демократической Латвии 1918 года и использовавшие юридический принцип континуитéта, фактически восстанавливали Латвию Карлиса Улманиса. С каждым очередным Сеймом и правительством всё больше отдаляясь от демократических идеалов Чаксте и Райниса. Сегодня мы пришли к тому, что уже и Райниса обвиняют в «советской пропаганде». «Будучи министром образования во второй половине 1920-х, Райнис идет еще дальше, говоря о проблемах школ национальных меньшинств — он сеет семена этой катастрофы. Это катастрофа, что мы всё еще говорим об этом, потому что в Латвии должны быть школы только на латышском языке», — заявил Армандс Пуче в программе Dienas personība на TV24.
Поэтому мне кажется, что многим политикам современной Латвии даже как-то странно отмечать именно 18 ноября, гораздо органичнее они бы смотрелись на каких-то мероприятиях 15 мая…
А всех тех, кому дороги идеалы демократической Латвии, я вполне искренне поздравляю с праздником!

16 ноября 2022
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.