Демократия «для своих»

Вы только посмотрите, что творится в нашей благословенной стране в последнее время: латышские журналисты в латышских изданиях стали писать о «праве части народа на протесты», выражать несогласие с решением суда Сатверсме по делу о родительском пособии лесбийской, прости господи, «семье» и даже называть родную латышскую власть, представленную исключительно «правильными партиями», всякими нехорошими словами вроде «полицейского государства». Известная нам совсем другими взглядами Элита Вейдемане так и пишет — чем, мол, наши протесты отличаются от белорусских?

Ладно, когда это публикуется в Neatkarīgā Rīta Avīze — это издание всегда выделялось некоторым свободомыслием на фоне остальных «пропагандистов латышскости». Но та же Вейдемане наряду с коллегами из Latvijas Avīze прошлась по многим последним событиям. Почему вдруг лояльные журналисты негативно оценили упомянутое решение суда Сатверсме, догадаться нетрудно: пресловутая европейская толерантность к разным ЛГБТ их совершенно не устраивает. Они же, простите, не идиоты и прекрасно понимают, что это стомиллионные этносы еще могут позволить себе поиграть в «разновидности нормы», десятки полов-гендеров и чилдфри (семья без детей). Для маленькой нации это гарантированное исчезновение через пару поколений. Психологи называют это «когнитивный диссонанс». Тут как у той «умной и красивой» обезьянки из анекдота: любимая Европа выкатывает такие требования, что как серпом по... менталитету, а традиционных ценностей в этих вопросах, да и вообще элементарного здравого смысла, придерживается как раз эта ненавистная Россия.
С позиции стороннего наблюдателя всё это несколько удивляет лишь потому, что упомянутая Вейдемане совсем недавно заходилась в истерике по поводу уличных протестов русских школьников и их родителей. «Когда, наконец, будут запрещены эти антигосударственные шествия дегенератов?» — гневно возмущалась она и требовала вмешательства полиции госбезопасности. Бен Латковскис в передаче Krustpunkts на Латвийском радио оказался втянут в дискуссию о возможности предоставления медпомощи тем, кто протестует против «ковидных» ограничений и выразил свое возмущение такими отсталыми и варварскими мнениями. Настолько, что написал потом в твиттере: «Уже с конца 90-х говорю — если бы Латвия была одиноким островом в океане, демократия здесь продержалась бы не более суток. Ну, нет в латвийском обществе духа демократии».
Что здесь не так и почему все эти откровения вызвали в русскоязычных СМИ не поддержку, а ехидные и едкие комментарии? Ведь эти журналисты говорят и пишут совершенно правильные вещи: о праве людей на мирные протесты, о «закручивании гаек» в отношении общества, о том, что вердикт суда Сатверсме является политически мотивированным и фактически противоречит ее тексту! А дело всего лишь в том, что это далеко не первое политически мотивированное решение суда, совсем не неожиданное явление «полицейского государства» и преследование за инакомыслие. Некоторые писали и говорили об отсутствии в Латвии «духа демократии» не с конца 90-х, как Бен Латковский, а с их начала, аж с 1991 года... Просто до этого суд Сатверсме признавал законной дискриминацию бывших коммунистов-кгбистов, дискриминацию русских школьников, а госбезопасность прессовала русских журналистов и политиков. И свободолюбивые латышские журналисты либо молчали в тряпочку, либо, как Вейдемане, призывали давить еще сильнее. Хотя их русскоязычные коллеги с самого начала предупреждали — не обольщайтесь, рано или поздно это всё коснется и вас!
При всем этом латышские журналисты вполне искренне (некоторые, во всяком случае...) борются с коррупцией во власти, выступают против дурацких решений правительства и требуют свободы и демократии. Но только ДЛЯ СЕБЯ И «СВОИХ»! Знаменитый либеральный лозунг прошлого «Я ненавижу ваши взгляды, но готов умереть за ваше право их высказывать» давно не является руководством ни для современных либеральных политиков, ни для либеральных журналистов. Тем более, для специфических национал-либералов нашей страны. Думаю даже, что если бы пресловутая афера с «электроКОЗами», против которой активно выступали и латышские СМИ, грабила не всех потребителей (в том числе и латышей), а лишь каким-либо способом только «этих русских», то многие латышские «борцы с коррупцией» были бы к этому совершенно равнодушны. А Вейдемане написала бы что-нибудь вроде того, что так им и надо — наказание за «оккупацию».
И это, к сожалению, не плод моего больного воображения, а всего лишь результат внимательного просмотра публикаций в латышских СМИ совсем недавнего времени. 

17 декабря 2020
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.