Французское зеркало

В минувшие выходные во Франции прошел второй тур президентских выборов, на котором победил Эммануэль Макрон со счетом 66% голосов избирателей против 34% у его конкурентки Марин Ле Пен.  Политическая элита либерал-глобалистов вздохнула с облегчением, эти выборы для них имели важнейшее политическое и психологическое значение, победа в одной из крупнейших стран ЕС евроскептика и антиглобалистки Ле Пен, по мнению многих экспертов, стала бы еще одним серьезным ударом по сложившемуся миропорядку. Поэтому против нее были брошены все политические ресурсы и использованы все мифы сознания европейских обывателей — от «происков русских хакеров» до обвинения в фашизме.

Какое это имеет отношение к Латвии? Прямое, наша страна — член Евросоюза, и любые потрясения такого рода в его структуре неизбежно отразились бы на нас. Но французские выборы актуальны не только этим. Во время первого тура голоса избирателей, кроме отданных за либерала Макрона и «фашистку» Ле Пен, разделились между «как бы социалистами» и «как бы еще более левыми». Во втором туре большинство этих «как бы» проголосовали за либерала и ставленника мирового финансового капитала. Такие расклады — это вообще «фишка» французских выборов. Как только на выборах появляется несистемный кандидат, не устраивающий крупный капитал, так против него выступают единым фронтом все, до того кричавшие, что они противники этого капитала, от евросоциалистов до еврокоммунистов.
Вам это ничего не напоминает? Ведь в Латвии, по сути дела, происходит то же самое: насмерть вроде бы грызущиеся между собой партии — от правящих как бы либералов, как бы «зеленых» и крестьян и националистов до регионально-латгальско-сердечной как бы «оппозиции» — едины в одном: не допустить к власти «Согласие». Можно гарантировать, что если на выборах Сейма с дистанции сойдет «Единство», то любая как бы «оппозиционная» партия  из сердечно-региональных тут же (при всех как бы «принципиальных разногласиях») заменит его в правящей национал-либеральной коалиции, но не пойдет на создание другой, с участием «Согласия». 
Такое вот зеркальное отражение Франции. С той разницей, что «Национальный фронт» Ле Пен обвиняют в «фашизме», а «Согласие» — в пророссийскости. С одинаковой степенью «доказательности». Для нас еще может быть интересно, почему же Ле Пен — фашистка? Программа «Национального фронта» доступна в Интернете, можно поискать в ней призывы к национальной розни, депортациям, репрессиям или еще чему-то нацистско-фашистскому. Я искал, ничего не нашел. Единственное радикальное требование — высылать из страны участников террористических организаций, если они являются иностранцами, лицами с двойным гражданством или нелегальными эмигрантами. 
Высылать террористов-нелегалов — это фашизм?! Неужели у европейцев такие строгие морально-политические критерии? А как тогда называть политику лишения гражданства собственных избирателей в Латвии? Партия, проповедующая у нас национализм в такой форме, по сравнению с которой французский «Нацфронт» — собрание почтенных демократов и гуманистов, много лет находится в Латвии в правительстве, имеет министров и депутатов Европарламента. Да и их партнеры по коалиции отличаются от них не уровнем национализма, а степенью откровенности в высказываниях. И никто их в просвещенных европейских столицах нехорошими словами не обзывает и депутатского иммунитета не лишает. Кривое зеркало французских выборов всего лишь еще раз продемонстрировало общеизвестное — вопиющее лицемерие европейских политиков.
Впрочем, Марин Ле Пен только поставила диагноз «состоянию здоровья» одной из крупнейших стран Евросоюза, но нет никакой уверенности в том, что она способна была бы вылечить ее. У всех на виду пример Трампа: замах был рублевый, удар получился копеечный.
А ведь чем дальше откладывать начало лечения, тем тяжелее и болезненнее оно будет проходить. И касается это не только Франции.

11 мая 2017
Голосов еще нет

Добавить комментарий

2 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.