Годовщина трагедии: политические спекуляции вместо расследования

Прошел год с момента гибели несчастных пассажиров малазийского боинга в небе над Украиной. Идет, ни шатко ни валко, с нарушением всех мыслимых принципов и правил, следствие, осенью обещают опубликовать заключение. Странно, катастрофу над французскими Альпами «разложили по полочкам» буквально за месяц. И виновных определили, и «черные ящики» нашли, хотя самолет разбился в труднодоступной горной местности, и все данные обнародовали без всякой секретности. А тут обломки лежат в чистом поле, но уже год идет пляска на костях, непонятная секретность (ЦРУ — «у нас есть доказательства, но мы их никому не покажем…») и регулярные якобы утечки секретных материалов расследования. С голословными обвинениями в адрес сепаратистов и России.

В целом после первоначального всплеска истерии обвинители затихли и лишь к годовщине трагедии разродились идеей международного трибунала. Аж на уровне ООН. Россия идею не поддержала, что дало основание ее противникам для дополнительных упреков — боится, значит, виновна! Но возникает резонный вопрос: а с чего вдруг понадобился трибунал? Во всех случаях авиационных происшествий с гибелью людей расследование всегда проводили МАК (Межгосударственный авиационный комитет) или ICAO (Международная организация гражданской авиации ООН). Так было в случае с крушением самолета президента Польши, так было в случае со сбитым ракетой украинского ПВО гражданским Ту-154 над Чёрным морем, так было всегда. 
Чем данная ситуация отличается от всех предыдущих? Дело в том, что стандартный режим расследования МАК/ИКАО отличается от пресловутого «международного трибунала» разработанной защитой от политического влияния. Там работу ведут признанные спецы с мировым авторитетом и из расследования нельзя сделать международно-правовых выводов политического характера. Любое вмешательство в работу авиационной комиссии со стороны политических субъектов будет грубейшим нарушением Чикагской конвенции 7 декабря 1944 года и приложения № 13 к ней. Гражданская авиация — слишком специфическая отрасль, чтобы позволить в отношении ее происшествий политические спекуляции. Так чего же ждать родственникам погибших? Да и всем нам — в современном мире очень многим приходится пользоваться авиасообщением, и люди элементарно заинтересованы, чтобы их полеты завершались в аэропорту назначения, а не среди горящих обломков… Повторю то, что написал год назад: истинные виновники названы не будут. Осенью назовут технические причины («разрушение вследствие внешнего воздействия высокоэнергетическим объектом»), которые уже год назад были понятны любому офицеру ПВО, полчаса побывавшему на месте катастрофы. Ему было достаточно посмотреть на отверстия в обшивке и выковырять несколько поражающих элементов, застрявших в ней, чтобы назвать тип ракеты. А вот кто ракету запустил...
Буквально на днях наткнулся на интервью эстонского генерала, бывшего специалиста ПВО http://armij.ru/blog/43005665797/Boing:-Nashli-ekipazh,-zaplatili,-muzhchinyi-sdelali-svoyu-rabot Вполне объективная и профессиональная точка зрения. Тем не менее нам в условиях недостатка информации остается только делать предположения на основе элементарной логики. Например, если бы у США (ЕС, Украины) были доказательства виновности сепаратистов (и поддерживающей их России), они были бы давно обнародованы. И санкции, и трибунал, и все такое прочее сразу было бы основано на этих доказательствах: спутниковых фото, картах, записях разговоров с диспетчерами. Упорное замалчивание обстоятельств, сокрытие улик (украинская армия сутками обстреливала место падения обломков, не позволяя к ним приблизиться) говорит даже не о том, что доказательств нет, а о том, что имеются доказательства вины совсем не России. 
Впрочем, двое виновных были очевидны с самого начала. Это государство Украина, не закрывшая свое воздушное пространство над зоной боевых действий, и авиакомпания, продолжавшая летать, зная об этих действиях и уже сбитых там военных самолетах.

23 июля 2015
Голосов еще нет

Добавить комментарий

12 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.