Город трех алфавитов — языковая история столетней давности

Как и обещали, представляем вниманию наших читателей мнение заместителя председателя Даугавпилсского отделения Русской общины Латвии Евгения Павловича Дробота по теме реформы образования Карлиса Шадурскиса и языковой политики в целом. Как высказался Евгений Павлович в телефонном разговоре:

— Реализация реформы, задуманной Шадурскисом, в Латгалии трудновыполнима. Гораздо легче внедрить латгальский язык, который не признан, однако используется в Латгалии. Дополнительно могу сообщить, что делегация из Даугавпилса будет участвовать в шествии 16 ноября в Риге против перевода учебного процесса только на латышский язык. Наша формула: «Язык — это предмет изучения (латышский, немецкий, английский, польский, русский, испанский, китайский и 
т. д.), а инструментом обучения должен быть родной язык».
Как поведал нам Евгений, в Даугавпилсе 5 ноября прошла достаточно интересная выставка. Называлась она «Употребление языков в Риге в XIX и в начале ХХ века». Многое на ней способно удивить современного латвийца. Экспонаты для выставки предоставили латвийские коллекционеры Александр Кузьмин и Виктор Харламов. Это старинные купюры, подлинные документы XIX и начала ХХ столетия, дореволюционные книги, современные публикации о том давнем времени. 
В начале ХХ столетия в Риге даже простые трамвайные кондукторы обязаны были знать три языка, а вот язык вывесок не регламентировался, и каждый коммерсант делал их как хотел: кто на нескольких языках, кто только на немецком. Последнее не удивляет: ведь еще в изданной в 1906 году в Санкт-Петербурге книге «Природа и население России» отмечалось: «Рига имеет гораздо более немецкий, нежели русский характер».
В изданной в 1866 году в Российской империи книге с длинным названием «Исторический обзор мер правительства для усиления в Остзейском крае способов к изучению русского языка» констатировалось: «Вообще, обязательное обучение русскому языку…, противоречащее убеждениям здешнего общества, едва ли способствовало распространению здесь русского языка». Оказалось, что насильно мил не будешь. В 50-е годы XIX столетия проверки показали: рижские гимназисты владеют латынью лучше, чем русским. Тогда родилась идея преподавать на русском в гимназиях не только язык, но и несколько предметов. Проект, однако, не получил поддержки императора — уж на что некоторые историки называют Николая I солдафоном, но и он счел нужным в национальном вопросе действовать осторожно.
Еще 215 лет назад, в 1802 году, по воле Александра I был открыт государственный вуз, где учились исключительно на негосударственном языке. В Дерптском университете (ныне Тартуский университет) российское государство платило зарплаты профессорам, стипендии студентам, а обучение там шло на немецком. Просвещенного императора это не смущало: вуз был создан не для русификации местных жителей, а для «общего блага, в особенности для пользы губерний Лифляндской, Эстляндской и Курляндской». 155 лет назад, в 1862 году, в Риге открылся политехникум (будущий РПИ). Государство давало Рижскому политехникуму немалые субсидии, хотя обучение здесь велось на немецком языке, несмотря на то, что учились здесь отнюдь не только немцы. Будущий лауреат Нобелевской премии Вильгельм Оствальд специально читал лекции медленно, чтобы не немцам было легче понять его. 
Словом, Ригу того времени, как уже говорилось, вполне корректно характеризовать как город трех алфавитов. И это, видимо, повлияло и на языковую практику Латвийской Республики в первый год ее существования. В 1919 году на денежных знаках Латвийской Республики делались надписи на трех языках — латышском, русском и немецком.  (по материалам http://baltnews.lv)
«Я против таких топорных методов внедрения латышского языка, как это предполагает будущая реформа образования. Это нарушает спокойствие в республике, оно разделяет людей, более того, я бы сказал, что в Даугавпилсе, Резекне осуществить эту реформу будет достаточно затруднительно. Сейчас позиция министра образования и науки только разделяет людей, а вот эти купюры есть пример демократичного решения данного вопроса», — добавил Евгений Дробот.
На фото: первые латвийские деньги 1919 года на выставке «Употребление языков в Риге в XIX и в начале ХХ века» (из коллекции Александра Кузьмина). 

09 ноября 2017
Голосов еще нет

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки