Греческие долги: трагедия или фарс?

Итак, более 61% греческих избирателей на воскресном референдуме сказали «нет» финансовой программе ЕС и МВФ. Оценки произошедшего разные, но есть и такие: «левые победили», банкирам и еврочиновникам «показали средний палец», ура, товарищи!

Позвольте спросить: а министр финансов правительства СИРИЗА Яннис Варуфакис почему вдруг подал в отставку после такой громкой победы своей коалиции? Ах, все дело в том, что его героический профиль не нравится переговорщикам от «тройки» и дабы их не раздражать... Ага, ага, всё дело в том, что там одни рафинированные джентльмены, а тут некий революционЭр в рубахе нараспашку. Диссонанс, знаете ли…
А может быть, дело все же в том, что Варуфакис профессиональный финансист, профессор экономики и, в отличие от некоторых членов греческого правительства (и, тем более, большинства греческих избирателей…), представляет себе последствия этой «победы»? Точнее — отсутствие каких-либо внятных последствий. Астрономический долг Греции никуда не делся, а банкиры готовы прощать отсутствие галстуков на переговорщиках, но не отсутствие денег в сроки выплат. «Непримиримая позиция» правительства Алексиса Ципраса в ее окончательной редакции почти не отличается от требований «империалистов-банкиров». В целом же ситуация фактически вернулась в тупиковое положение, имевшее место до референдума: Греция не может, ЕС не хочет…
Почему Греция не может, вполне понятно. Только государственный долг страны составляет более 320 млрд евро — это более 30 тысяч евро на каждого жителя, включая бомжей и грудных младенцев. Попытка решить проблему «по-латвийски» — урезанием всего — эффекта не дала, напротив, экономические показатели стали только хуже, налогов в казну стало поступать еще меньше. В этой части требования премьера Ципраса пересмотреть требования кредиторов вполне логичны. Как логично и справедливо его заявление о том, что возглавляемое им правительство этих долгов не набирало. Но кого в Брюсселе интересует логика и справедливость?
Глава Европарламента Мартин Шульц, говоря об этих проблемах, сравнил Евросоюз с семьей — дескать, если член семьи (Греция) ведет себя неправильно, что делать остальным? Г-н Шульц, мягко говоря, лукавит. ЕС — это не семья, а всего лишь общий рынок, каким он когда-то и был создан. А понятия «солидарность» и «справедливость» не для рынка. Там, извините за стиль, принято «разводить лохов на бабки». Что с Грецией долгое время и делали, пользуясь тем, что ее правительства фактически являлись внешними управляющими.
Латвии в этом плане повезло больше не потому, что мы «более работящие и законопослушные», чем «ленивые» греки, а потому, что она находится в ЕС меньшее время — мы не успели столько набрать долгов… Да нам бы столько и не дали, потому что вступали мы в этот «союз нерушимый» при других обстоятельствах. Ведь каким образом бедная (уровень ее экономического развития в 1981 году был куда ниже, чем Латвии в 1991-м) Греция попала в союз таких высокоразвитых стран, как Германия и Франция? Все дело в том, что в середине 60-х в ней рухнула диктатура и перед страной встал вопрос выбора дальнейшего пути. Чтобы не получить там Греческую ССР, эту страну сначала втащили в ЕС, а потом откровенно заливали деньгами, глуша левые тенденции (там одна из крупнейших в Европе компартий) в политике и симпатии к СССР. А потом СССР не стало и банкиры решили, что платить грекам за лояльность больше незачем…
Что дальше? Наши умники уже заявили, что доля Греции в ЕС всего около 2%, и поэтому даже ее выход ни на что особенно не повлияет. Проблема в том, что ситуация в Испании и Португалии точно такая же — выбор пути после ликвидации военных диктатур, втаскивание в ЕС и НАТО, заливание деньгами. После Греции просто встанет вопрос — кто следующий?..

09 июля 2015
Голосов еще нет

Добавить комментарий

5 + 11 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.