Как историк Шилиньш «мифы опровергал»

В нынешний юбилейный год латвийские официальные историки активно публикуют материалы о событиях начала ХХ века, положивших начало государственности Латвии. Часть этих публикаций, несомненно, представляет научную и познавательную ценность, другая относится, скорее, к понятию «пропаганда/контрпропаганда». На этой ниве, на мой взгляд, недавно поработал историк Янис Шилиньш, представивший статью «Шесть наиболее распространенных мифов об основании Латвийской Республики» (http://rus.lsm.lv/statja/kultura/istorija/shest-naibolee-rasprostranennih-mifov-ob-osnovanii-latviyskoy-respubliki.a262740/).

История без мифов, увы, невозможна, и ознакомиться с профессиональными разъяснениями ситуации всегда полезно. Однако историк Шилиньш избрал другой подход в своей виртуальной дискуссии с не менее виртуальными оппонентами. Метод известный давно, но не потерявший своей эффективности за тысячелетия. Оппоненту приписывается какое-то фантастическое утверждение (или реальный аргумент оппонента при помощи нехитрых манипуляций доводится до абсурда), после чего эта несуразица легко и красиво опровергается.
Вот, например, такой: «Независимость Латвии провозгласили 38 малоизвестных латышских политиков, представлявших 8 незначительных и непопулярных партий». Историей интересуюсь, материалы на эту тему читаю регулярно, но нигде таких утверждений не встречал, откуда их выкопал наш опровергатель мифов, непонятно. 
Специфика этого (18 ноября 1918 года) провозглашения в другом: его участники, во-первых, никем не избирались, по сути дела, это были просто активные самовыдвиженцы. Во-вторых, само мероприятие проходило под контролем немецкой оккупационной администрации, Ригу и значительную часть Латвии в это время занимали германские войска. На той части, где немецких войск не было (Видземе и Латгалия), другие латыши еще 24 декабря 1917 года провозгласили Республику Исколат.
Это характерное для революционного периода многовластие отправляет нас к следующей теме — «марионеточности», несамостоятельности таких комитетов, советов и правительств. Позиция официальных латвийских историков однозначна: красные правительства (хоть Исколат, хоть Советская Латвия периода Стучки) — это марионетки России. Почему? Потому что они красные и «мы их не любим»… А вот собрание 18 ноября (прошедшее под охраной немецких солдатиков…) — это апофеоз независимости и суверенности. Давайте рассуждать как взрослые люди: удел малых народов и создаваемых ими гособразований — быть пешками в руках больших игроков. Так всегда было и, наверное, так будет. Это отнюдь не отрицает роли самих народов, под лежачий камень вода не течет, но в конечном итоге всё решает воля (и реальные возможности) больших и сильных. Например, в 1944 году наивные патриоты (Константин Чаксте с товарищами) тоже решили воспользоваться моментом. Но, в отличие от 1918 года, этой оккупационной немецкой администрации какая-то латвийская государственность была совершенно не нужна, и всё закончилось арестами и концлагерем.
Это имеет самое непосредственное отношение и к вопросу о «случайности» латвийской государственности, который г-н Шилиньш тоже считает мифом. На самом деле это не миф, но и не некая закономерность общественного развития. Да, любой этнос желает независимости, пусть даже не в форме государственности. Но не у всех получается… Вот в последнее время на слуху курды, народ Ближнего Востока, более ста лет добивающийся независимости. Когда Турция проиграла Первую мировую войну, Британии, контролировавшей этот регион, как и добрых полмира, и нарезавшей там новые границы, суверенитет Курдистана был не нужен. И двадцатимиллионный народ был разделен между четырьмя государствами, в то время как миллион эстонцев и миллион латышей свои государства получили. Под гарантии пушек британского флота, потому что Антанте был нужен «санитарный кордон» на границе с Россией. А г-н Шилиньш пишет, что Латвия в канун 20-х годов «…одновременно воевала и с Германией, и с Россией, а также официально победила обе страны»…
По большому счету, споры на такие темы беспредметны (государственность Латвии существует), а интерпретация исторических событий зависит от политических и идеологических установок человека. Главное, чтобы идеология не противоречила фактам и элементарной логике. А если отток населения и деградация властной элиты современной Латвии продолжатся в таком же темпе, как ныне, нам будет не до истории, на повестке дня встанут совсем другие проблемы…

11 января 2018
Голосов еще нет

Добавить комментарий

1 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.