Как у нас «ВВП растет»

Намедни агентство BNS со ссылкой на Европейский центробанк порадовало нас новостью. Оказывается, показатель роста ВВП на одного жителя Литвы, Латвии и Эстонии за последние 16 лет превысил прогнозы этого банка. Более того, на этот рост, указывает центробанк, большое влияние оказало улучшение работы госведомств. Как, интересно, государственные институты могут оказать влияние на производство валового продукта, если в соответствии с рыночной религией (именуемой сегодня почему-то «экономической наукой») государство не только не может заниматься производством чего-либо, но ему запрещено даже регулировать напрямую экономические процессы?

«Работа госведомств» в данном случае — это оказание ведомствами платных услуг, в том числе тех, которые раньше были бесплатными или стоили гораздо меньше, а теперь не только подорожали, но еще и включаются в некий «валовой продукт». Ну, тут у нас еще большой простор для «роста ВВП», поскольку из догм рыночной религии сделаны исключения, например, в отношении коммунальной сферы. Вы полагаете, что в стране с отрицательными демографическими показателями не может увеличиваться потребление воды, электроэнергии и загруженность общественного транспорта? Так для показателей «роста» этого и не нужно, рыночная статистика давно отказалась от натуральных количественных данных и оперирует исключительно денежными. Поищите старые квитанции об уплате за тепло, воду или электроэнергию и сравните с сегодняшними. Пусть не за 16 лет, как центробанк, а хотя бы за шесть. Видите, насколько «увеличился продукт», например, Латвэнерго?..
Но ведь латвийские и иностранные торговцы (это основа нашей «экономики») как-то живут, некоторые очень даже неплохо. И несмотря на угрозы появления конкурентов вроде Lidl, массово закрываться не собираются. Раз в магазинах покупают, причем не только хлебушек и «сырный продукт» по акции, значит, у населения есть денежки и все в порядке, да?
Чтобы объяснить данный феномен, нужно обратиться к статистике другого банка — Банка Латвии. По его сведениям размер потребительских кредитов, выданных домашним хозяйствам Латвии латвийскими (как бы «латвийскими»…) банками, за шесть месяцев года увеличился на 1,4% или 6,6 млн евро и составил в конце июня 493,9 млн евро. А размер кредитов со сроком от года до пяти лет вырос за шесть месяцев вообще на 13,6% . А еще есть небанковские потребительские кредиты, в которых люди слабовольные,  соблазнившиеся лозунгом «Бери сейчас — плати потом» или просто попавшие в тяжелую ситуацию, запутываются, как мухи в паутине. Кстати, успешная деятельность банков и прочих ростовщических контор — это тоже «рост ВВП».
Кто-то еще считает, что ничего страшного, так и должно быть, «весь мир так живет»? И вообще скоро окончательно наступит новый технологический уклад, «цифровая эра», всё, что нам нужно, мы будем печатать на 3D-принтерах, ездить на электрокарах с солнечными панелями и расплачиваться биткойнами. А нефть и металл — вчерашний день, это уже никому не нужно. Собственно говоря, некоторые делают что-то подобное уже сегодня. Даже некоторые страны. Живут себе за счет рекламы, биржевых спекуляций и придумывают очередное цифровое чудо. А нефть, металлы и все такое прочее «грязное и  ненужное» добывают и делают в Китае, России, Бразилии и продают им, нет, не за биткойны пока, а за доллары. Впрочем, если присмотреться, разница между этими «деньгами» невелика…
Да и все цифровые новшества последних десятилетий в чисто экономическом смысле оказались банальными «пузырями». Персональные компьютеры в 80-х, Интернет середины 90-х, доткомы, биткойны, смартфоны… Нет, они замечательно украсили наш быт, досуг, помогли по-другому организовать работу бухгалтера, продавца, журналиста вот… Но в реальном производстве материальных благ «цифровая экономика» на производительность труда практически не повлияла — на этот счет есть вполне корректные исследования.

17 августа 2017
Голосов еще нет

Добавить комментарий

17 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.