Кладбищенские уроки истории

«Те, кто начинает сомневаться в Европе, кто сомневается в демократии… должны посетить воинские кладбища. Здесь мы видим, куда ведет самомнение, куда ведет эгоизм, куда ведет противостояние народов и, в конце концов, неспособность понимать уроки истории».

Какие замечательные, мудрые слова! Их сказала премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма при посещении кладбища легионеров СС в Лестене. Несмотря на несколько специфическое место произнесения, вряд ли кто-то станет возражать против утверждения, что эгоизм, самомнение и противостояние народов приводит к трагедиям и катастрофам.
Проблема, однако, в том, что г-жа глава правительства сказала там еще много чего. И даже в приведенной цитате я преднамеренно опустил одну фразу: «кто… начинает отвергать тесные связи с Соединенными Штатами Америки». Потому, что эта фраза прямо противоречит смысловому содержанию всего отрывка. Ведь после Второй мировой войны самым агрессивным государством на планете были именно США. Десятки войн против других государств и народов, миллионы убитых людей, откровенные претензии на собственную исключительность и роль «хозяина Земли». А сегодня даже Европа (в которой кто-то там сомневается…) барахтается в потоке рукотворного хаоса, организованного для нее «старшим партнером» по НАТО…
На фоне этих противоречивых, лишенных элементарной логики, высказываний премьера, ее фразы про «две оккупации» и «свободное и демократическое государство», за которое, оказывается, «боролись похороненные в Лестене воины» (эсэсовцы боролись за демократию и свободу?!), уже не удивляют. Как и то, что г-жа Страуюма одновременно отмечает: «никакое «восстановление» Латвийского государства в планы нацистов никогда не входило», легионеры, дескать, заблуждались и наивно верили обещаниям нацистов.
Правда, история не сохранила документальных подтверждений этих «обещаний нацистов», единственное, что они обещали — это вернуть латвийским собственникам недвижимость, национализированную советской властью, а потом перешедшую в собственность Германии. И то вернуть лишь «после победы рейха». Но если надежды не только на возврат земель-домов-фабрик, но и на возрождение Латвийской республики еще могли быть у людей в июле 1941-го, то вера в «победу рейха» зимой 1943, когда началось формирование легиона, сильно сомнительна. А уж после того, как фронт покатился на запад, верить в это могли разве что клинические идиоты.
Другие мотивы были у легионеров, г-жа Страуюма, другие. Одни (те, что пошли добровольцами), как правило, боялись расплаты за сотрудничество с нацистами, а основная часть мобилизованных просто из страха репрессий. Ну, и пайка там была обещана хорошая, шнапс, табак… 
Прекрасной иллюстрацией мотивов «борцов за свободу» является их номинальный глава Рудольф Бангерскис. Давал присягу русскому царю, потом — свергнувшим царя деятелям Временного правительства, потом Колчаку, потом латвийской армии, потом немецкой… Потом, видимо, английской, потому что взявшие его в плен англичане СССР генерала не выдали. И вот этого деятеля, менявшего мундиры и присяги, как проститутка нижнее белье после очередного клиента, торжественно перезахоронили на Братском кладбище в Риге. Очень характерно…
Тем не менее из противоречивой речи г-жи Страуюмы на Лестенском кладбище (полный текст речи здесь: http://ru.bb.vesti.lv/mnenie/item/9163704-my-do-sikh-por-zalechivaem-rany-ostavlennye-vojnoj), можно извлечь некоторые уроки, правда, совсем не такие, на которые рассчитывали ее писавшие. Надежда на некие «европейские ценности» (кто бы объяснил, что это такое: «альтернативный секс», мультикультурализм, всеобщая долговая кабала?..) и на «несокрушимое всемогущество» США, похоже, столь же иллюзорны, как и надежды на победу рейха и латвийскую государственность из рук Гитлера в 1943 году…
Главное, чтобы нам не пришлось размышлять об этом на очередном братском кладбище.

24 сентября 2015
Голосов еще нет

Добавить комментарий

8 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.