Климат, Намибия и счастье

Можно ли передать счастье через фотографию или показать сходство там, где очевидны лишь различия? Универсального ответа, равно как и на вопрос, что же такое счастье вообще, здесь нет, но всё же можно попытаться. Например, резекненец Янис Старис попытался сделать это в своих работах, крупноформатных фотографиях, представленных на фотовыставке «Климат, Намибия и счастье», открытие которой недавно состоялось в Латгальском культурно-историческом музее.

В обычной жизни Янис Старис - председатель правления предприятия Verems, который очень любит путешествовать, а свои путешествия запечатлевать на камеру фотоаппарата. Пробовать себя в качестве фотографа Янис начал в 13 лет, когда отец подарил ему фотоаппарат. «Я начал фотографировать свадьбы и похороны, — рассказывает автор, - но в какой-то момент фотографировать свадьбы мне надоело, с тех пор я не запечатлел ни одной свадьбы». Хотя его увлечению уже более 40 лет, Янис не претендует на звание профессионального фотографа и говорит, что предпочитает фотографировать то, что вызывает у него интерес, как, например, представители племени химба, живущего в Намибии, государстве на юго-западном побережье Африки, у Атлантического океана. «Разве они не красивые? — говорит автор. — Да и сам по себе процесс всегда очень увлекательный».
— Почему именно химба?
— Это племя кочевников-скотоводов, о них очень мало информации, в основном это научные статьи. В свое время я читал много журналов National Geographic, и в 90-е годы в одном из них была упомянута Намибия и химба, и с тех пор они запали мне в память. Я подумал, что когда-нибудь нужно будет съездить в Намибию. Эту поездку я планировал долго — сначала я опоздал на время сезона, затем был ковид. Я уже отчаялся и перестал думать о том, что когда-либо туда попаду, но каким-то фантастическим образом летом 2021 года мне всё же удалось поехать в Намибию. Племя химба насчитывает где-то 50000 человек, они являются одним из племен, проживающих в Намибии. Вся территория Намибии больше Латвии в 13 раз, но там проживает всего около 2,5 миллионов человек. Химба хорошо относятся к чужакам, нас очень радушно приняли. Гид объяснил нам, что туристы к ним приезжают часто, иногда и антропологи. Большинство химба ведут традиционный образ жизни, некоторые мигрируют в город. Хотя писать и читать химба, живущие в селах, не умеют, у них есть мобильные телефоны, чтобы связаться с теми, кто уехал. Химба — скотоводы, они ничего не могут вырастить, растет только трава. Свой скот они меняют на кукурузную муку, поэтому в их ежедневный рацион входит и кукурузная каша с молоком.
— Как эти люди приняли вашу группу?
— Когда мы приехали к ним, то для того, чтобы погостить у племени, нужно было получить разрешение старейшины. Старейшина же вместе с другими взрослыми жителями отправился на похороны в соседнее село, и нас встретили только молодежь и дети, поэтому на фотографиях изображены только дети, девушки и юноши. И хотя они не могли нам дать этого официального разрешения, они всё-таки разрешили нам остаться.
— Как происходила съемка?
— Фотостудию мы устроили в небольшой хижине, они один за другим приходили в мою импровизированную фотостудию и фотографировались. Этот процесс был увлекательным как для нас, так и для них. Фотографии, которые представлены на этой выставке, мы распечатали и отправили в Намибию. И хотя химба ничего нельзя отправить по почте, их поселение даже нельзя найти на Google карте, мы получили видео, снятое гидом, сопровождавшим нас, на котором видно, как они рассматривают свои фотографии.
— На фотографиях видно, что, например, девушки позируют с осознанием собственной красоты. У химба есть понятие красоты?
— Девушки племени красивые, но у них нет зеркал, и когда мы спросили, как они понимают, что они красивые, они ответили, что об этом им рассказали подруги. Интересно, что химба не моются, не используют воду так, как делаем это мы. Из растений, которые здесь произрастают, тертого камня и масла они готовят специальный крем, который наносят на кожу, и я предполагаю, что он и является антибактериальным средством. Я много времени проводил в одном помещении с ними, и хотя вентиляции у них практически нет, никакого неприятного запаха я не чувствовал.
— Что еще вы для себя открыли в Намибии?
— Намибия находится в таких градусах широты, где приблизительно 12 часов темно и столько же светло, поэтому 12 часов мы шли и 12 часов отдыхали. В это время, смотря на звезды, можно было обдумать, куда я попал, что бы было, если бы в это время я был в Латвии. Я часто думаю о климате и биологическом разнообразии. Для меня это очень субъективное понятие, которое нельзя точно измерить. Конечно, существуют специальные индексы, способы оценки биологического разнообразия (прим. автора — например, индекс Симпсона — способ измерения разнообразия видов в сообществе, который изначально применялся по отношению к людям). Но этими индексами невозможно измерить биологическое разнообразие леса или луга — здесь невозможно подобрать коэффициенты. Принято считать, что там, где человек не ведет хозяйственную деятельность, биологическое разнообразие есть, и, наоборот, там, где есть человек — биологического разнообразия нет. В данном контексте Намибия — очень зеленая страна, 20% территории которой охраняется законом, в Латвии только 11,6% охраняемой природной территории, и мы как бы стремимся в рамках зеленого курса к 30%. Этим я хочу сказать, что утверждение о том, что там, где происходит хозяйственная деятельность,  биологического разнообразия нет, не совсем верное. В Намибии доминирующим видом является человек. Племя химба — скотоводы, для них важно сохранять животных. Мы время от времени слышим призыв сохранять ресурсы, не покупать одежду, не питаться мясом, не жить в больших домах, не покупать книги, потому что вырубают леса. Я всегда призываю думать, а так ли это, как нам говорят. Химба практически нейтральны к климату, они выполнили то, что мы планируем к 2050 году. Но они тоже не идеальны. Они не ходят в школу, у них нет книг, для этого не вырубаются леса, они не используют нефть и газ, в этом нет необходимости. Они не покупают вещи, единственным их недостатком может быть то, что они не веганы. Они употребляют пищу животного происхождения. Я уверен, что человек может быть счастлив с небольшим количеством вещей — чем меньше у нас вещей, тем больше времени мы проводим с семьей, друзьями, занимаемся любимым делом.
— Может быть, есть уже наметки того, о чем могла бы быть следующая выставка?
— Я был в Патагонии, и люди, с которыми я общался, были удивлены, что у нас есть свой язык. В такой маленькой стране, как Латвия, а у них на большом континенте нет своего языка — где-то испанский, где-то португальский. Это очень интересно.
Глядя на работы Яниса, в голове невольно всплывают строчки из песни о людях-дикарях с Острова невезения, исполненной Андреем Мироновым в «Бриллиантовой руке». Правда, химба — это история с точностью наоборот, они счастливы и осознанно выбирают свой образ жизни — они могут уехать и могут отказаться от жизни скотовода, а могут остаться и жить, как когда-то жили их предки. Возможно, в этом осознанном выборе и заключается настоящее счастье. 

Фото Арвидс Гляуда

18 января 2023
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.