Людские трагедии и игры политических шулеров

У Латвии, как и любого государства, есть свои памятные даты. Правда, как считают некоторые даже вполне лояльные и патриотичные люди, многовато траурных, но даты из истории, как слова из песни, не выкинешь. Зато можно попробовать переставить слова местами и изменить мелодию, чем правящие политики активно занимаются последнюю четверть века.

Латвийские масс-медиа в эти дни сообщают о памятных мероприятиях. Вот, например, портал Delfi: «14 июня, в День памяти жертв коммунистического геноцида, сотни человек пришли к памятнику Свободы, чтобы возложить цветы. Среди них были высокопоставленные лица, депутаты Сейма и пережившие репрессии». Вообще-то официальное название для 14 июня — День памяти жертв коммунистического террора, а День памяти жертв коммунистического геноцида 25 марта. А еще есть День памяти жертв политических репрессий, уже без привязки к чему-то коммунистическому…
Но мы сейчас не об ошибках журналистов (в таком количестве «жертвенных» дней немудрено запутаться…), а о правомерности применения понятия «геноцид» к происходившему тогда. Из документов ООН (приняты Генассамблеей в 1949 году и повторены в Римском статуте в 1998-м) можно узнать, что геноцидом считаются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу. Путем убийства, создания невыносимых условий существования, ограничения рождаемости, насильственной передачи детей из этой группы в другую.
Ни репрессии 1941 года, ни репрессии 1949-го, ни деятельность «коммунистического режима» как такового под эту категорию не подпадают, они носили сугубо политический и социально-экономический характер. Ни официально, ни на уровне каких-то субъективных действий нет примеров намерения советских властей уничтожить латышей как этническую группу. Более того, среди высланных в Сибирь 14 июня доля русских и евреев превышала их пропорциональную долю в населении Латвии. Евреи попали под раздачу в основном за принадлежность к классу буржуазии, а русские — за «белое» прошлое и деятельность в эмиграции.
Репрессии 1949 года обусловлены двумя факторами: ликвидацией социальной базы «лесных братьев» (партизанское движение без опоры на местное население невозможно в принципе) и «зачисткой» села перед массовой коллективизацией. Здесь основной контингент пострадавших составляли латыши, поскольку село в Латвии до сих пор традиционно латышское по этническому составу. За исключением востока Латгалии, с ее русско-белорусскими волостями — вот в них репрессировали крестьян-нелатышей…
Давайте смотреть на вещи трезво — употребление столь тяжелых обвинений, как «геноцид», понадобилось правящим с 1991 года политикам лишь для того, чтобы оправдать принимаемые ими законы, совершенно немыслимые в Европе конца ХХ века. Но репрессии, на которые они ссылаются, вполне характерны для Европы середины минувшего века — даже в отнюдь не коммунистической и не диктаторской Великобритании перед началом войны без суда и следствия отправили в лагеря несколько десятков тысяч (!) неблагонадежных (о колониях вообще молчим…). Да и сегодня такие вещи «из тумана холодного прошлого», как интернирование (задержание на неопределенный срок без предъявления обвинений) или депортации некоторых групп населения в отдельные районы, предусмотрены, например, в латвийском Законе о чрезвычайном положении. На случай войны или массовых беспорядков…
Конечно, за политическими факторами истории и сухими юридическими терминами стоит масса человеческих трагедий, несправедливости, ошибок и преступлений. Увы, в переломные моменты истории людские судьбы подобны сухим листьям на ветру. Но когда нет ни войны, ни массовых беспорядков, голода и разрухи, а на страданиях прошлого откровенно спекулируют розовощекие политиканы, сидящие в мягких креслах на многотысячных окладах, это вызывает омерзение.

16 июня 2016
Голосов еще нет

Добавить комментарий

6 + 12 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.