Место в истории. Которое мы выбираем...

Министр иностранных дел Эдгар Ринкевич вместе с аккредитованными в Латвии представителями иностранного дипломатического корпуса принял участие в возложении цветов на Братском кладбище. Европейские страны строили свое будущее после Второй мировой войны на основе принципов демократии и прав человека, поэтому нельзя забывать, какова плата за отказ от этих ценностей, заявил он. Выступая на мероприятии на Саласпилсском мемориале, глава МИД подчеркнул, что концентрационный лагерь — свидетельство трагической истории, где во время нацистской оккупации уничтожались и мирные жители, и политзаключенные.

Что интересно, в отличие от большинства стран Европы, памятные мероприятия,  связанные со Второй мировой войной, у нас проходят по линии Министерства иностранных дел. Эти акции совершенно откровенно делаются для «внешнего использования»: смотрите, дескать, никакой реабилитации нацистов у нас нет, мы, как и вся просвещенная демократическая Европа, скорбим о жертвах войны и радуемся (хоть и с очень постными лицами...) победе над нацизмом. А ведь всего несколько лет назад государственные деятели Латвии от того же Саласпилса шарахались, как черт от креста, лагерь называли «трудовым», «местом для перемещенных лиц и уголовников». Теперь вот всё же прозвучало слово «концлагерь», и там, оказывается, уничтожали детей и политзаключенных. Несомненный прогресс.
И со словами г-на Ринкевича на тему европейской демократии трудно не согласиться. Увы, но большинство стран довоенной Европы от Эстонии до Португалии уже к середине 30-х годов представляли собой классические диктатуры в диапазоне от консервативно-националистических до откровенно фашистских. Со всем соответствующим набором «ценностей»: концлагеря, аресты неугодных, пытки, расстрелы. Удержались лишь страны Скандинавии, да Франция с Великобританией. При том, что фашистские настроения в последней были довольно сильны (имели поддержку даже в королевском семействе), а идеи о делении народов по сортам и превосходстве «нордической расы» звучали с самых высоких трибун «старой доброй Англии» еще в те времена, когда никому не известный незадачливый юный художник Адольф рисовал дешевенькие открытки для венских туристов.
Правда, столь трепетная для министра и его европейских коллег тема «разновидности нормы» и в послевоенные годы ценностью отнюдь не считалась.  До такой степени, что Акт о половых преступлениях (в это понятие включался и гомосексуализм) отменили в той же Британии только в 1967 году... 
Тем не менее, нынешняя речь Ринкевича на фоне его соратников по коалиции выглядит чуть ли не просоветской.  И не только на фоне политиков, вот что пишет журналист Имант Виксне в «Неаткариге»: организаторы мероприятий 9 Мая постарались, дескать, показать латышам, где их место. Нет, г-н Виксне, это место латыши выбрали себе сами — странную историческую роль полужертв-полусоучастников. Не все, но те, кто уже третий десяток лет голосует за политиков, выступающих не над могилами борцов с нацизмом, а над могилами эсэсовцев. Как и в ту войну, где были те, кто с нацистами боролся или хотя бы в их преступлениях не участвовал, и те, кто предпочел сотрудничать. Не только из идейной близости, но из страха или корысти. Это отнюдь не какой-то специфический местный национальный феномен — пособники гитлеровцев находились тогда в любом народе. На оккупированной части России таковых набралось более миллиона... И  во многом другом там сегодня тоже далеко не безоблачно — то памятную доску союзнику Гитлера и участнику блокады Ленинграда Маннергейму повесят, то близкие по духу г-ну Виксне российские журналисты, писатели и актеры очередную бредовую мерзость про войну озвучат. Но официальная власть чествует всё же победителей, а не эсэсовцев и полицаев. И что существенно, именно в этом пользуется безусловной поддержкой абсолютного большинства россиян.

09 мая 2019
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.