Моральные трупоеды

В мире время от времени случаются катастрофы. Это ужасно, но, увы, неизбежно при любом уровне развития техники. Когда такая трагедия случается, это бывает серьезным испытанием не только для людей, которых она непосредственно затрагивает, но и для всего общества. Кроме спасателей, название профессии которых говорит само за себя, есть еще две категории, так или иначе имеющих отношение к чрезвычайным ситуациям: политики и журналисты. Долг первых — контролировать ситуацию в рамках своей компетенции, вторых — информировать общество о случившемся.

А что видели те, кто смотрел телевизор в прошлую субботу? В питерском аэропорту — толпа родственников, мечущихся между страхом и надеждой. Уже обнародовано на лентах новостей официальное заявление египетского правительства о катастрофе, но там же куча самых противоречивых сообщений: самолет исчез, летит над Турцией, упал, но есть выжившие… И вот среди этих убитых горем и неизвестностью людей бегают другие — с телекамерами и суют им в лица микрофоны, репортаж «онлайн» делают: «А что вам сказали? А почему не сказали? А куда вы сейчас пойдете?» Да так вашу… на дискотеку они сейчас пойдут, куда же еще!.. Если это безобразие называть «информированием общества», то что тогда называть издевательством над родственниками жертв? Конечно, журналистика новостей должна быть мобильной и напористой, но есть же какие-то моральные ограничения!
Не обошлось и в этой трагедии без традиционной уже клинической русофобии. Ладно, какие-то сумасшедшие откровенно злорадствуют в Интернете, тут ничего не поделаешь, чтобы завести фейсбук-инстаграм, справки от психиатра не нужно. Так ведь и латышская журналистка Байба Страутмане «прославилась», написав в социальной сети Twitter: «Не знаю, мне одной кажется, что в отличие от других авиакатастроф, гибель 224 россиян не вызывает ту же бурю эмоций? И это только вопрос!» «Только вопрос» вызвал негодующую реакцию других пользователей сети, однако были и поддержавшие подленькую подспудную мыслишку «так этим русским и надо».
Впрочем, есть и еще одна сторона «только вопроса» — после трагедии с малазийским «боингом» масса влиятельных европейских и американских газет вышла с заголовками «Ракета Путина!», «Пассажиров убили ракетой из России!», а некоторые страны выступили с официальными обвинениями в адрес России чуть ли не через полчаса после катастрофы. Теракт боевиков ИГ — одна из основных версий гибели российского лайнера, наряду с технической неисправностью. Хоть одна крупная газета стран НАТО написала «Российских пассажиров убили террористы, подготовленные ЦРУ» — пусть даже со знаком вопроса? Нет. И не напишут, даже если версия теракта подтвердится, хотя США и НАТО совершенно не скрывают, что снабжают оружием и снаряжением неких «умеренных» из этой структуры, а куда оно потом попадает — только аллаху ведомо. И ВВС и СNN не снимут телерасследований на эту тему. В том числе и поэтому у граждан западных стран гибель россиян «не вызывает ту же бурю эмоций».
Отдельный разговор — о политиках. Некоторые представители российской либеральной оппозиции не упустили случая напомнить о себе на фоне обгоревших трупов, обвиняя власть (и лично Путина, конечно) в том, что «в авиации бардак», а «россияне летают на иностранном секонд-хенде». Эти обвинения имеют под собой объективную основу, но ведь не Путин, а именно они, либералы ельцинского «розлива», уничтожили в 90-х и отлаженную структуру «Аэрофлота», и российское авиастроение, как таковое.
Главный же урок подобных катастроф видится в другом: если вместо объективных расследований будут происходить политические спекуляции и постыдный политический торг над трупами несчастных пассажиров (как в ситуации с «боингом» на Украине), пользование самым безопасным транспортом для всех нас может превратиться в безумную «рулетку».

05 ноября 2015
Голосов еще нет

Добавить комментарий

5 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.