Наше будущее. Беззаботное или безработное?

В минувшем месяце Банк Латвии провел конференцию «Трудовой рынок Балтии: вызовы впереди». Вызовы, надо сказать, довольно интересные: каких работников выдает система образования, и нужны ли они работодателям, откуда и на каких условиях будем завозить работников, которых не хватает, чем приманивать назад тех, кто уехал, с какой скоростью технологии вытесняют людей, и почему зарплаты растут, как на дрожжах, а конкурентоспособность падает? Если вас удивила проблема «дрожжевого роста» зарплат, то вы просто имейте в виду, что конференцию организовали руководители Банка Латвии, а не какая-нибудь латгальская лесопилка. У них зарплаты как раз так и растут...

Тем не менее, вопросы обсуждались интересные. Вот, например, процесс автоматизации и роботизации производства и связанные с ним проблемы безработицы и квалификации работников. Проблемы не новые, но до сих пор они решались более-менее естественным путем: еще в XIX веке рост производительности труда в сельском хозяйстве порождал массу лишних рабочих рук из числа разорившихся бывших крестьян, но их поглощала бурно развивающаяся промышленность. Потом, в результате упомянутой автоматизации, лишние работники оказались и в промышленности. Но они находили для себя нишу в растущих сферах обслуживания, культуры, образования и госуправления. Можем сравнивать, еще на памяти нашего поколения аппарат небольших местных самоуправлений состоял из трех работников: председателя, секретаря и бухгалтера. А пресс-секретаря не было даже у главы Риги...
Так вот, первая проблема заключается в том, что сегодня освобождающимся лишним работникам переходить уже некуда. Более того, они будут неизбежно высвобождаться из упомянутых сфер услуг и госуправления (привет административно-территориальной реформе). Потому что — и это вторая проблема — несмотря на мифы экономистов-рыночников, новые стоимости возникают только в сфере реальной производящей экономики, а в сфере услуг, культуры и госуправления они лишь перераспределяются и потребляются. Если бы было иначе, то сокращать учителей и управленцев не было бы никакой нужды. Напротив, надо было бы приставить к каждому ученику по учителю, а самоуправление со штатом работников иметь не только в каждой волости, но и на каждой городской улице. Это ж какие были бы поступления в бюджет от налогов с их зарплат и как бы вырос пресловутый «валовый продукт» нашей благословенной страны!..
Но и в производящей экономике назрели серьезные проблемы. Как отмечали участники конференции, уже сегодня половину работающих в промышленности можно заменить автоматами и роботами. Но этот процесс сдерживается на самом высоком уровне не столько заботой об уволенных (когда это капиталиста или проведенного его деньгами во власть министра реально волновала судьба таких людей?..), но пониманием того, что работник-производитель товара является одновременно и его основным потребителем. Занять чем-то массу безработных, чтобы они не начали бунтовать с голодухи, — это только полдела. Не менее, а в стратегическом плане более важно разрешить противоречие «лишних людей» с точки зрения их покупательской способности. Именно отсюда возникают парадоксальные для капитализма идеи «гарантированного дохода» (когда всем жителям дают деньги «просто так»). Парадоксальные они потому, что фактически обнуляют основной смысл этого социально-экономического строя: для одних — управлять бизнесом, чтобы стать еще богаче, для других — наниматься на работу на условиях нанимателя, чтобы выжить. Дедушка Маркс называл такое состояние противоречием производительных сил и производственных отношений. Призывами учиться всю жизнь, менять профессию чуть ли не каждые пару лет и колесить по миру в поисках, где бы применить свою очередную квалификацию, такое противоречие разрешить невозможно в принципе. Для этого необходима новая модель общественного устройства.
Но по понятным причинам на конференции банкиров об этом не говорили...

07 ноября 2019
Голосов еще нет

Добавить комментарий

1 + 13 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.