Не ходите, дамы, в Африку гулять...

В советском судопроизводстве (как в нынешнем, не знаю) иногда была такая часть решения, которую озвучивали кроме приговора — частное определение. В ней не содержалось вынесения наказания, суд обращал внимание какой-то организации или должностного лица на ситуацию, которая имела отношение к рассматриваемому делу. В смысле — у вас там явно дела не в порядке, что косвенно способствовало совершению преступления, имейте, мол, это в виду.

Это я о деле Мисане, о котором неделю назад нам вещали чуть ли не из каждого утюга. Если вы в эти дни утюгом не пользовались, вкратце напомню суть: латвийская бизнесвумен искала свое супружеское счастье на черном континенте. Счастья не получилось, она забрала родившуюся в африканском браке дочь и уехала. Оскорбленный муж подал в суд, так как девочка была увезена из страны без его согласия. По законам практически любого государства такое действие попадает под уголовную статью «похищение ребенка».
Однако нашей барышне удалось спокойно вернуться в Латвию, и на этом сериал можно было бы считать законченным, даже по официальному требованию ЮАР ее бы отсюда никто не выдал. Но ей дома не сиделось (в Африке у нее бизнес остался и вроде бы еще один бывший муж в Мозамбике), и она отправилась в Данию. Там ее вполне предсказуемо (повторюсь, формально статья «похищение» достаточно тяжелая) арестовали. И вся прогрессивная общественность Латвии стояла на ушах, датского посла вызывали в МИД, а президент созывал специальное совещание, чтобы спасти несчастную от 15 лет африканской тюрьмы. 
Нет, то, что официальные лица страны и общественность так защищали свою гражданку — это правильно и хорошо. Плохо, что в некоторых других случаях ничего подобного не происходит, а ведь в тюрьмах и под следствием по всему миру находятся десятки латвийских граждан. Там речь идет о настоящих преступлениях? А работники латвийских консульств проверяли их дела, беседовали со всеми арестованными и осужденными? Не знаю, но совещаний у президента ни по одному случаю точно не было... Наверное, именно поэтому многие комментаторы отнеслись к ситуации достаточно отстраненно. Ведь нашу героиню не похищали злые пираты, в Африку она поехала вполне добровольно, и замуж ее насильно не выдавали, она, будучи всё же взрослым, адекватным человеком, действовала вполне осознанно. Нет, я не хочу осуждения г-жи Мисане судом ЮАР, и сам ее не осуждаю, поэтому и вспомнил про такую форму, как частное определение. Просто хотелось бы напомнить женщинам (мужчины тоже попадают в подобные ситуации, но, всё же, гораздо реже), которые, может быть, собираются поискать подобного счастья в дальних странах с экзотическими партнерами — милые дамы, старайтесь всё же думать головой, а не другим местом (я, конечно же, имею в виду ваши романтические, ищущие любви сердца...). Свобода передвижения и любовь без границ — это прекрасно, но, понимаете ли, в разных странах имеется свое собственное законодательство, и, приезжая туда (тем более для создания семьи), его всё же надо немного изучить. И как можно покидать свою страну, находясь в международном розыске?! Кстати, если она не ехала до Копенгагена на машине, а летела самолетом, то ее должны были задержать еще в Рижском аэропорту — ордера Интерпола обязательны и для Латвии.
В конечном итоге всё вроде бы закончилось благополучно: датский суд приостановил выдачу Мисане ЮАР, и ее, скорее всего, отправят в Латвию. Правда, для этого латвийским правоохранителям пришлось придумать хитрый ход — они предъявили нашей героине... обвинение в мошенничестве и подделке документов уже здесь, на родине, и официально потребовали ее выдачи. А такие требования от страны ЕС имеют на его территории приоритет по отношению к требованиям третьих стран. Думается, адвокаты г-жи Мисане возражать не будут: лучше быть мошенницей в Латвии, чем заключенной в африканской тюрьме...

27 февраля 2020
Голосов еще нет

Добавить комментарий

4 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.