О МОСКОВСКОМ ГОСТЕ, «ЙОРИКЕ» И «ЧЕРНОМ МОНАХЕ»

Совсем немного осталось до начала нового театрального сезона, который для Резекненского театра-студии «Йорик» станет, пожалуй, наиболее значимым за все годы его существования — театр начнет новую жизнь в новом доме, по адресу аллея Атбривошанас, 97.

И несмотря на то, что труппа театра активно задействована в подготовке к грядущим Дням города, размышляет над сюрпризами для своего зрителя на открытии нового театрального дома, «йориковцы» уже вовсю «колдуют» над содержанием сезона 2014 — сразу же после открытия нас ожидает несколько интереснейших премьер. Одной из них станет премьера спектакля по повести А. П. Чехова «Черный монах», постановкой которого занимается специально приглашенный молодой московский режиссер Михаил Милькис.

 

Так же как и наш земляк, воспитанник «Йорика» Илья Бочарников, Михаил Милькис окончил знаменитую Школу-студию МХАТ (2006 г.), учился у того же мастера И. Золотовицкого. На данный момент молодые люди вместе трудятся в родной студии в качестве режиссеров-педагогов. В 2010 году Михаил также окончил совместную режиссерскую магистратуру Школы-студии и Центра им. Вс. Мейерхольда (курс В. Фокина) — его дипломный спектакль «Пять подвигов» по Хармсу, Введенскому и античным мифам был признан одним из лучших студенческих спектаклей Москвы того сезона. Ставил гоголевский «Вий», снимался в кино.

 

В 2012 году был принят в Первую студию Театра имени Евгения Вахтангова. Занят в нескольких спектаклях, в прошлом году поставил спектакль «Птицы» по комедии Аристофана. Пишет стихи, прозу, пьесы. Женат, растит маленькую дочь. Чертовски обаятелен и наделен так называемой интеллектуальной красотой — при взгляде на благородный профиль Михаила сразу возникают мысли о кавалергардах, чей век недолог…

 

Мне довелось побывать на одной из репетиций зарождающегося спектакля, которые проходят уже на новой сцене театра, — гостящий режиссер вместе с занятыми в спектакле актерами как раз был занят поиском решения для одной из ключевых сцен.

 

 — Михаил, следует полагать, что приехать в Резекне и поработать с труппой «Йорика» вам предложил коллега Илья Бочарников?

— Именно так. Причем, отмечу, это мой первый подобный опыт — я еще никогда ничего не ставил за пределами Москвы.

 

И?

— Интересно. И чем глубже в процессе, тем интереснее.

 

Почему для постановки был выбран именно этот материал?

— Решение ставить «Черного монаха» родилось уже здесь, в Резекне. Понятно, что в небольшом театре есть целевые ограничения, и при труппе в 7 человек спектакль на, допустим, 12 не поставишь. Чехов подошел безупречно. И тема у Антона Павловича хороша.

 

Цитирую: «Ты один из тех немногих, которые по справедливости называются избранниками Божьими. Ты служишь вечной правде». Все это очень приятно слушать Коврину, но он опасается, что психически болен. На это монах возражает, что все гениальные люди больны. «Друг мой, здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди». А что вы, Михаил, думаете об избранности? Мания величия это душевная болезнь или гениальность?

— Самовозвеличивание — это путь в никуда. На противопоставление себя обществу нужны очень веские аргументы. И вот тут мысль о том, что все гениальные люди больны, как в прямом, так и переносном смысле, пожалуй, имеет право быть. Вспомним знаменитый «клуб 27» — талантливейшие музыканты «сгорели» на самом пике, и нам сложно представить Курта Кобейна или Джима Моррисона пожилыми и немощными. Есть уверенность, что они уже все сказали — в отведенный им срок.

 

Как работается c нашими актерами?

— Иначе, нежели мне доводилось до, но достаточно легко. Отмечу, что здесь главенствует несколько иной тип взаимоотношений между режиссером и актерами, я бы назвал его феодальным — как режиссер скажет, так и будет. Нас же в Москве учили, что спектакль должен рождаться в содружестве. Зачастую актерам предлагается самим искать решения и варианты, которые потом совместно обсуждаются и выбирается лучшее — от каждого понемногу. Но, несмотря на то, что мы всего неделю назад приступили к репетициям с резекненскими актерами, чувствую, мне удается эту ситуацию переломить и лица начинают открываться.

 

К слову, о лицах.

— Мистическую фигуру черного монаха играет Айвар Пецка — идеальное попадание в образ! Мучающегося противоречиями Коврина — Андрис Ушпелис, старающуюся его спасти Татьяну — Татьяна Сухинина-Пецка. Хорошие лица.

 

Мне всегда немного жаль, когда талантливые актеры, музыканты остаются в провинции…

— Кто-то должен быть и здесь — меры таланта это нисколько не умаляет. Более того, у актера провинциального театра есть больше возможностей для творческой реализации, переиграть большее количество ролей. А в столичном театре можно всю жизнь провести в массовке да довольствоваться второстепенными ролями в телесериалах.

 

В какие сроки планируете завершить работу над спектаклем, когда ожидать премьеру?

— Мейерхольд утверждал, что для постановки спектакля, при условии, когда «что» и «как» приходят одновременно, достаточно двух недель. Мне, в идеале, нужны два месяца. Но в данном конкретном случае мы существенно ограничены во времени. Продолжим репетиции до 31 июля, после чего я буду вынужден уехать обратно в Москву, и появлюсь вновь в Резекне к открытию нового «Йорика» — 7 сентября. Непосредственно премьера спектакля — 13 сентября. Пользуясь случаем, приглашаю резекненскую публику взглянуть, что у нас в итоге получится.

 

Репетиции спектакля все время проходили в новом здании, в «старый» «Йорик» вас не водили?

— Довелось побывать, впечатлило (улыбается). Готовые декорации для мрачного и мистического сюжета. Что-то в этом есть. Но, конечно же, я очень рад за резекненскую труппу, что они смогли переехать в это новое здание, где есть все профессиональные и комфортные условия для плодотворного творчества.

 

Тривиальный вопрос: как вам Резекне?

— Очень милый, зеленый, уютный городок. Но мне, как коренному москвичу, постоянному жителю стремительного и суетливого мегаполиса, сложно вжиться в эту новую для меня реальность — тягучую и умиротворяющую. У меня никогда, по крайней мере очень давно, не было так много свободного времени! Времени, чтобы почитать, в конце концов послушать тишину.

 

Михаил, кто вы больше — актер или режиссер?

— Пожалуй, что режиссер. Но, оканчивая учебу во МХАТе, я был твердо уверен, что буду много сниматься. Я и сейчас в этом очень сильно уверен! (смеется) Пока же киношный опыт у меня небольшой. Крайняя, небольшая, но значимая для меня роль у замечательного мастера Рустама Хамдамова в драме «Яхонты». Сюжет фильма разворачивается во времена Александра II, XIII век. Эдакая увлекательная метафизическая сказка.

Желаю вам, Михаил, больше и больших ролей, новых интересных постановок, творческих удач!

— Спасибо. Увидимся на премьере!

28 июля 2014
Голосов еще нет

Добавить комментарий

14 + 6 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.