Один в поле не воин

В редакцию пришло два письма с жалобой на одну и ту же фирму. 
Попробуем разобраться.

— Разъясните, как вернуть заработанные деньги. Работал в фирме MKPROM, которая задерживала выплату зарплаты. Написал заявление в трудовую инспекцию, после чего был уволен, а расчет так и не получил. Бывший начальник не выплатил мне 2 заработные платы.

Другое письмо:
— Уважаемая редакция «ПР»! Обращаясь к вам на купоне, ждал ответа, куда в такой ситуации можно обратиться, и не думал, что вы будете как-то проверять и сопоставлять. Хочу начать с того, что фирму не назвал, поскольку не хочу остаться без работы.
Про нарушения… Приходила трудовая инспекция, и нарушений не найдено. Но уже более года работники вынуждены подписываться на бумаге о зарплате задним числом. Понимаю, что этого не докажешь. Если подниму этот вопрос на работе, я первый кандидат на увольнение. Нам не выдаются респираторы при работе с краской, ацетоном. Трудовой инспекции было показано, что в наличии они есть (в офисе у начальника!). С перчатками и наушниками такая же история. Однажды на просьбу выдать перчатки мне указали в сторону магазина пальцем и сказали, что перчатки выдаются только при поступлении на работу. При проверке всё было выдано, а потом опять забылось.
Я был свидетелем травмы руки рабочего на небезопасном станке. Почему-то при проверке это обошли стороной, а просьбу обезопасить станок начальство игнорирует. Было бы это не моим делом, ведь человек сам не заявил о травме на рабочем месте, но теперь я сам работаю на этом станке. Также во время моего отсутствия произошла еще одна травма. Не могу рассказать в деталях, поскольку знаю их только на словах, по рассказам коллег. Теперь у человека нет четырех пальцев на руке. Конкретно этот станок стал безопасным тут же, после травмы. Начальство обезопасило себя, и теперь ничего не докажешь.
В отпуск работники ходят только «по бумагам», отпускные, естественно, так же.
Воды там нет, попить и умыться негде. Воду приносят работники. Туалет неухоженный, деревянная кабинка, в которую даже невозможно зайти. Что-то непонятное происходит и с зарплатами, потому что люди получают меньше минималки. В договоре говорится о нормированном рабочем дне, а зачастую работать приходится вплоть до самой ночи. Ведется журнал, где указаны часы.
В конце напрашивается фраза, которую часто можно слышать: «Не нравится — увольняйся». Я, может быть, с удовольствием, но ситуация в городе такая, что выбор работы небольшой. Пишу не за одного себя, остальные предпочитают молчать во избежание увольнения.
P. S. В одном здании три фирмы, фирмы двух человек — это MKPROM, KIKO, GOODPRODUCT.
Хотелось бы остаться анонимным. Надеюсь на ваше понимание.
С уважением, ваш читатель
За разъяснениями «ПР» отправилась в трудовую инспекцию.  Ознакомившись с письмом, руководитель Латгальской региональной трудовой инспекции, главный государственный инспектор Марис Балтерс пояснил следующее:
— Действительно 4 сентября сего года состоялась проверка фирм: MKPROM, занимающейся изготовлением паллетов, KIKO, ведущей работы по распиловке пиломатериалов, и GOODPRODUCT, реализующей прочие проекты в этой сфере. Но только это была проверка не по заявлению, а заранее запланированная. Было констатировано отсутствие специального инвентаря, такого как наушники, респираторы, не было у рабочих перчаток. Также одна циркулярная пила не полностью соответствовала требованиям безопасности. Был составлен акт, однако в нашем присутствии всё было урегулировано. Через 20 минут руководство предприятия приобрело и выдало рабочим необходимый инвентарь и перчатки. На циркулярную пилу был установлен защитный кожух. Ничего более существенного на этих трех фирмах обнаружено не было.
Касаемо заработной платы. Если зарплата не выплачена и нет спора, то мы можем выдать предписание, если же имеет место спор, то это решается только через суд. К нам приходил этот человек, которому зарплату не заплатили, при мне звонил работодателю, и он обещал рассчитаться, сказал — пускай приходит. Мне кажется, причина увольнения в чем-то другом, в каком-то недопонимании между работником и работодателем. Повторюсь, проверка была плановая и никак не связанная с приходом этого человека в трудовую инспекцию. Работник, по его мнению, незаконно лишившийся работы, должен в течение месяца после увольнения обратиться в суд для дальнейшего разбирательства — кто прав в данной ситуации, а кто виноват. Если люди уходят в отпуск только на бумаге, то они должны сами какие-то шаги предпринимать, идти к руководству фирмы, разговаривать, договариваться, а не сразу к нам. Человек тоже должен следить за своей заработной платой, отпускными, рабочим временем и т. д.
Из нашего разговора я не вполне понял смысл работы трудовой инспекции, для чего она нужна и что в ее компетенции. Ответ на свой вопрос нашел в другом источнике, на полях газеты «Вести Сегодня. Неделя», где всё подробно рассказала руководитель отдела трудового права Государственной трудовой инспекции (ГТИ) Марите Нориня:
— ГТИ ведет надзор за соблюдением законодательства — это самое главное, и мы не защищаем ни работодателя, ни работника. Защищать их интересы во время индивидуального трудового спора — как работника, так и работодателя — будут их адвокаты.
Отсюда и недопонимание. Если вам не выплатили зарплату, инспекция не остановит деятельность предприятия и не закроет банковский счет работодателя — у нас нет таких полномочий. Что именно мы можем — оговаривается в законе. Например, если мы констатируем какие-то нарушения при осуществлении контроля или во время проверки в связи с заявлениями, которые к нам приходят, мы можем наложить административный штраф на работодателя и одновременно отдать распоряжение об устранении нарушений. При индивидуальном трудовом споре работника и работодателя нарушения еще нужно доказать, но не всегда работник сам бывает активным в этом процессе. И главное — когда инспектор приходит на предприятие с проверкой и опрашивает работников, к сожалению, они не идут с ним на контакт, а говорят то, что хочет услышать работодатель. Люди действуют по принципу: «Мы не будем в это ввязываться — вы уж там сами как-то разберитесь». Но так вопросы не решаются! Для того, чтобы доказать нарушение, нам нужно содействие самого работника и его коллег, чтобы они подтвердили, например: «Да, наш коллега работает у нас уже две недели». При этом я вижу, что трудовой договор заключен только сегодня, а все почему-то молчат. Тогда не говорите, что ГТИ не помогает и ничего не может! Мы тоже хотим, чтобы нам помогли в этой работе. Потому что любая институция основывается на доказуемых фактах. И если человек говорит мне, что давно уже работает, а я не могу это документально доказать, и свидетели молчат — я не могу считать, что это нарушение!
Вывод в этой ситуации таков — если действительно на предприятии существует целый перечень нарушений, который, естественно, не устраивает работников, надо действовать сообща. Например, написав коллективное заявление в ту же трудовую инспекцию. Или полюбовно договориться, или решать свои проблемы с работодателем через суд.

21 сентября 2017
Average: 5 (1 vote)

Комментарии

Oh Lord. I don't know what to do as I have loads of work to do next week month. Plus the university exams are approaching, it will be a stretch. I am already losing sleep maybe I should <a href=https://files.fm/u/wr3bbhhx>site</a> to calm down a little bit. Hopefully it will all go well. Wish me luck.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки