От президента к президенту

На торжественном заседании Сейма в минувшую субботу Эдгар Ринкевич дал присягу и вступил в должность президента Латвийской Республики. В этой присяге написаны просто замечательные слова: «Клянусь, что вся моя деятельность будет посвящена благу народа Латвии. Я сделаю всё, что будет в моих силах, чтобы способствовать благополучию Латвийского государства и его населения. Я буду почитать священными и соблюдать Сатверсме Латвии и законы государства. По отношению ко всем я буду справедлив и обязанности буду исполнять по доброй совести». Вообще во всех подобных присягах и клятвах написаны очень красивые слова, и все президенты, канцлеры (и даже короли…), вступая в должность, их произносят. А вот потом…

В такие периоды политические комментаторы любят гадать на тему будущей политики нового должностного лица (некоторые даже называют эти гадания «прогнозами», хотя прогноз — это несколько иное…). Ну, там — какие новые веяния привнесет новый на этой должности человек, что изменит в стране или хотя бы в своей канцелярии? Могу ответить сразу и вполне определенно — ничего. И вовсе не потому, что г-н Ринкевич человек в латвийской политике совсем не новый и хорошо известный. И даже не потому, что должность президента в Латвии достаточно декоративная, а потому, что ни один из постсоветских латвийских президентов ничего принципиально не изменил. Даже Вайра Вике-Фрейберга, на время президентства которой выпало вхождение в Евросоюз и НАТО. Да, кто-то демонстрировал внешнеполитическую активность, кто-то — внутриполитическую (вон Валдис Затлерс даже Сейм пытался разгонять), но в основном сидели они все в этом почетном кресле тихо и аккуратно соблюдали правила писаные и неписаные.
Мне, например, совершенно непонятны критерии, по которым латышские патриоты формируют свое отношение к президентам. Вот чего им так не нравился Эгилс Левитс? Вполне национально мыслящий, его же Национальное объединение выдвинуло на должность, автор приснопамятной Преамбулы, провозгласившей этнический протекционизм на уровне конституции. За всё время президентства слова на русском языке не сказал — это ли не достижение?.. Ан нет, не любят и всё тут. Даже второго срока не предложили за всё хорошее.
Зато в отношении вновь избранного опять тихие надежды. Даже среди некоторых русскоговорящих, которых всё еще треть населения и которые от всех шести предшественников г-на Ринкевича ни одного маленького шага в их сторону не дождались. Слова — да, слова иногда были и, даже случалось, на родном языке этой трети, а вот поступков не было.
И Эдгар Ринкевич вряд ли что-то изменит в этой традиции, тем более в нынешних условиях нагнетания военной истерии. Даже в его торжественной речи хватало штампов и стереотипов из области национального массового сознания. Например, после упоминания о ценности людей «независимо от национальности, религиозных или политических убеждений» следует такой пассаж: «Недопустимо, что молодежь уезжает из страны потому, что на рынке труда требуется русский язык». Ой, а в Германии или в Норвегии они, конечно, говорят на работе только по-латышски. Со всеми: с начальством, с клиентами… Или всё же основная причина отъезда кроется в зарплатах, перспективах, защищенности?
Ну и достаточно двусмысленно прозвучала из уст президента забота о демографии. Нет, то, что для поощрения рождаемости одних пособий недостаточно и надо инвестировать в качественное образование, здравоохранение и доступность семейного жилья, возражений не вызывает. Просто в самом начале всего процесса должен быть союз двоих, причем именно женщины и мужчины. Как это, кстати, и записано в Сатверсме…

12 июля 2023
Голосов еще нет

Комментарии

Tu, okupantu izdireseni, apspried savu puķinu vai medveģevu! Ne tava valsts, ne prezidents!

Добавить комментарий

3 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.