Пакты, факты и «оккупация мозга»

Конец августа — это время, которое вызывает у политических деятелей ряда стран Восточной Европы состояние исторической озабоченности. У одних оно носит достаточно формальный характер, так, дань традиции, не более, у других доходит до состояния истерической ломки. Да, да, «пакт Молотова-Риббентропа», а этот год вообще юбилейный — договор был заключен 23 августа 1939 года. Поэтому главы МИД стран Балтии, а также Польши и Румынии выступили с совместным заявлением по такому случаю.  «Боль и несправедливость не забудутся никогда. Основой для устойчивого примирения и создания общего будущего являются справедливость и объективная правда», — говорится в заявлении.

Очень, согласитесь, проникновенно. И слова красивые. Но даже в красивых словах (а в словах из политических документов — особенно) всегда следует обращать внимание на их содержательное значение. В чем же «объективная» (т. е. не зависящая от каких-то личных, субъективных интересов и взглядов) правда о том историческом периоде? По оценке его авторов, подписанный 80 лет назад договор «привел к развязыванию Второй мировой войны и обрек на десятилетия страданий пол-Европы». А вот, интересно, Мюнхенское соглашение «великих держав», разрешившее уничтожение Чехословакии и случившееся за год до осуждаемого «пакта», к началу войны отношения не имеет? Что-то мы не слышали по поводу него протяжных стонов и горячих требований «просвещать общество» и «привлекать виновных к ответственности» — этого на полном серьезе требуют сегодня (!) авторы заявления. Занятно было бы почитать о виновных из Французской республики и британской монархии, пошедших на преступный сговор с тоталитарными режимами Германии и Италии... Ан нет, тишина, даже пострадавшая тогда и ныне разделившаяся со Словакией Чехия молчит в тряпочку и не требует привлечения к ответственности давно покойных премьеров Даладье и Чемберлена. Ну, раз уж столь же покойного Молотова собираются вроде как судить, то и их стоило бы...
Вот здесь мы подходим к определению смыслового значения понятия «справедливость». А оно означает, прежде всего, применение к оценке чего-либо одинаковых критериев. Если суверенитет стран и неприкосновенность их границ являются ценностью, то это должно касаться ВСЕХ стран. Если вмешательство во внутренние дела других государств, выставление им ультиматумов, а то и вовсе применение военной силы являются агрессией и преступлением, то это опять же должно быть основанием назвать агрессором и преступником ЛЮБУЮ страну. Даже если она — член НАТО, а то и вовсе «сами США».
Если любой договор отменяется другим, новым договором «в связи с изменившимися обстоятельствами», то этот принцип должен быть универсальным, а не выборочным «тут играем, тут не играем». А то ведь, кроме латвийско-российского договора 1920 года, есть еще и Ништадтский... Законными можно считать лишь договоры, заключенные сугубо добровольно, а не под принуждением в безвыходных обстоятельствах для какой-либо стороны? Так ведь и в 1920-м советская Россия признала отделение совершенно несоветской Латвии под угрозой масштабной войны со странами бывшей Антанты, на которую у нее уже не было ни сил, ни ресурсов. А к концу 30-х силы появились...
Да, конечно, советско-германский договор 1939 года был абсолютно несправедлив с точки зрения Латвии, и его последствия принесли населению страны массу трагедий. Но сделаны ли из этого исторического факта правильные выводы? Думается, нет. Потому что настоящей гарантией неповторения «аннексий, инкорпораций и оккупаций» является не выборочное осуждение каких-либо, не нравящихся именно нам, моментов истории, а внедрение реально универсальных принципов международного права. Иначе это уже оккупация мозга историческими «тараканами» и аннексия здравого смысла. Вот, например, уже в новейшей истории Европы на глазах нынешнего поколения была расчленена и уничтожена Югославия, а затем и у Сербии аннексировали для военной базы США Косово. А президент Милошевич практически полностью повторил судьбу Карлиса Улманиса: вынужденные соглашения с НАТО, их нарушение со стороны альянса, гибель страны, массовые депортации сербского населения и смерть в чужой тюрьме.
Может быть, латвийский МИД осудил весь этот беспредел? Нет, тогдашние латвийские министры его радостно приветствовали. Поэтому нынешние слова МИД об исторической боли и несправедливости недорого стоят...

29 августа 2019
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.