Поэтический вестник № 120

Лудзе в этом году 845 лет! Одним из подарков городу к его юбилею станет поэтическая книга «От сердца — Лудзе». Она уже на пути к читателям! Была проделана большая и кропотливая работа, ведь редакторский коллектив собрал воедино поэтические произведения, разумеется, только те, которые смог найти, посвященные самому старому городу Латвии, на латышском, латгальском и русском языках. В книгу также вошли фотографии известных и значимых городских мест. Краевое самоуправление выделило на ее издание деньги, и стихи местных, да и не только, авторов, воспевающих в своих строках одно из древнейших городских поселений страны, уже на выходе из типографии. Конечно же, будет презентация, о которой «Вестник» обязательно расскажет, а в этом выпуске несколько стихотворений из этого издания.
Александр Якимов 

Ночь над Лудзой
Ночь расплескалась песнею
Тихо так, ненавязчиво,
Шагнула по улицам тенью,
Сжимая дома в объятиях.

Опустилась над замка руинами --
Повернулись столетья вспять:
Зримо камень на камень нижет
И уже не руины, замок — явь.

Ощерился грозно бойницами
Дерзко так, вызывающе
Громадной твердыней возвысился 
Факелом гнета пылающим.

Тени, встречаясь, скользят по стене —
Латники службу несут...
А облака в своем саване белом
По звездному небу плывут.

Ночь угасает, уходит луна
Тихо так, ненавязчиво...
Сквозь наважденья белесый туман 
Замка мелькнули развалины.
Елена РУДНИК 

 

Пустеет город. Гости дорогие,
Наверное, немного надоели,
И под палящим августовским солнцем
Развалины на год уж постарели.
Гостей различных толпы не заметили,
Что город наш — старик — устал
И, юбилей очередной отметив,
В молчанье вековое снова впал.
Устал. Он ведь давно уже
На отдыхе заслуженном,
Оглох от разгулявшейся толпы
И взглядом в глубь озер погруженным
Писать продолжит 
вместе с осенью холсты.
Вера ЯКОВЛЕВА 

 

Я букет калужницы
У озера нарву.
Голова закружится — 
Упаду в траву.
И такие белые,
Что синие слегка,
Шальными каравеллами 
Помчатся облака.
Наплаваюсь у берега
До ломоты в костях.
С кислинкой лист 
щавелевый
Легко сожму в губах.
А домой — болотцами, 
Средь густых осок.
Даль расчертит 
солнце
Чуть наискосок.
И с пружинной тропки
Вдруг  грянет из-под ног
Чибис — словно пробка --
В небо-потолок.
Будет пахнуть платье
Озерною водой.
... Есть простое счастье 
В красоте простой.
В той негромкой, нежной,
Светлой красоте,
Что встретишь лишь 
в Латгалии
 И более — нигде.
Елена АРБУЗОВА

 

Старейшине латвийских городов
Ее пусть не считает  кто-то старшей —
Историкам решать проблему ту…
Есть города красивей Лудзы нашей,
Но разве любят мать за красоту?

Перенося нашествий, войн невзгоды,
На перекрестке множества путей,
В ней уживались всякие народы —
Их Лудза принимала как детей.

На разных языках молили Бога
С утра, в обедню и по вечерам —
Старообрядцев церковь, синагога, 
Костел и кирха, православный храм.               

По улицам, что меж озер зажаты,
На протяженье нескольких веков
Здесь проходили всякие солдаты —
От крестоносцев до большевиков.
Немало город пережил ударов:
Военную разруху и нужду,
Огонь опустошительных пожаров,
Борьбу идей, что сеяли вражду.

Из пепла и руин он возрождался,
Вновь покрываясь зеленью садов.
Для нас он лучшим в мире оставался,
Старейшина латвийских городов.

И никуда от Лудзы нам не деться,
Она к себе нас тянет и манит…
При этом слове радуется сердце
У тех, кто ее в памяти хранит.  
Василий БОРОВИК

 

Спасибо, Луция, за Лудзу...
Спасибо, Луция*, за Лудзу,
За имя града, данное тобой.
Оно зовет, как просьба «Lūdzu!»
В старинный город с замковой горой.

Спасибо, дева, за преданья,
Что и теперь волнуют нашу кровь
И воспевают юным в назиданье
Надежды, верность и любовь.

Мы все в долгу перед тобою,
Что столько лет не можем разбудить
И рядом с замком что-то строим
Не в силах твой наследный возродить.

И пусть простят нам наши предки,
Что скромно честь тебе мы воздаем,
Зато мы лудзенкам нередко
И ныне имя Луция  даем.
*Персонаж лудзенских легенд.
Петр АНТРОПОВ

 

Под Замковой горой
Большая Лужа спит.
Историю хранит
Музей в тени зеленой,
Где яблоня с поклоном
Нависла над водой.

Нет счета летним дням  
В запасе двух веков,
И множество стихов
На разный лад слагали,
Героям посвящали
И славных битв огням.

О Кульневе словцо
Замолвить поспешим.
Года разворошим
В родной  тени зеленой,
Где под узорным кленом
Нас ждет его крыльцо.

Нельзя нам забывать
О рыцарях былых.
За них, уже немых,
Нам нужно заступиться,
Их мужеству сторицей
Сегодня нам воздать. 
Юлия СУПОВА

 

Красноречивые руины
Над Люцином вознесся горделиво
старинный замок,
форпост ливонских крестоносцев.
Его красноречивые руины
о многом могут рассказать —
ты только вслушайся:
вот ржание коней
и лязг доспехов —
готовится грабительский поход;
вот музыка пирушек
и пенье менестрелей; 
вот грохот русских пушек,
крушивших эти стены…
Им много сотен лет,
Но они всё так же величавы.
Я многократ моложе,
а уже — руина, порой красноречивая, 
но отнюдь не горделивая.
А попросту сказать — развалина.
Алексей СОКОЛОВ 

 

Осень в Лудзе
Прекрасна Лудза в золотом уборе —
как Эльдорадо. В обрамлении озер
живет веками. А на косогоре
величественно царствует костел.

Звонят колокола. Их перелив далеко
 в утренней разносится тиши.
А за  Рунтортским лесом невысоко
спешат на юг и плачут  журавли.

Гонит  ветер листопад вдогонку,
с деревьев рвет багряный их наряд.
И в душу грусть приходит потихоньку,
что эти листья все перегорят.
Кайя ВАСИЛЬЕВА

 

Городу детства
Что в будущем имеет сбыться
В раю, как ночной дозор,
В твоей постели мне приснится
В краю голубых озер.
И замок, выросший на гребень
Волны, разбившейся о брег...
Желток яичный скрепит щебень
И встанет краю оберег.
И в песне как поется —
На въезде — три сосны...
Со мной прощался город
До будущей весны.
Родней Вероны променадов,
И Коза ностры, и Якудзы,
Роднее рек и водопадов
Мне отблески в озерах Лудзы. 
Инета МАКАРОВА
бывшая лудзенка

 

Лудзе   
Глухая полночь. Город древний
Уснул, укрытый светом лунным,
Сверкает иней на деревьях.
И провода звенят, как струны.

В тиши морозной и пугливой
Дома нахохлились, как птицы...
Глядят на город молчаливо
Пустые крепости глазницы.

А на холме высоком в парке, 
Со скорбно головой склоненной,
Покой погибших в битвах жарких
Хранит латгальская мадонна.   
Я. КОСНИКОВСКИЙ

 

На обложке лицевой
храм двуглавый отражают
воды озера... С другой
замок с древней сединой,
как легенда, впечатляет.
А внутри, ну лишь открой,
листопад из ярких листьев...
То прекрасные страницы
из водицы ключевой.
Я глотну из родника
капель летних и осенних,
и студеных, и весенних,
добрых, не издалека.
Окунусь в раздумье дум
о причудах жизни бренной,
и останется нетленной
 память в лудзенском саду. 
Павел ПЛОТНИКОВ  
(Посвящение сборнику 
«Он из тихих районных столиц»)

16 июня 2022
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.