Пока жива людская память

4 января 2020 года, спустя 78 лет со дня трагедии в Аудрини, отдавая дань памяти невинно убиенным мирным жителям, в поселке Аудрини, в Анчупанском лесу и возле мемориальной плиты на базарной площади в Резекне состоялись памятные церемонии и возложение цветов.

78 лет назад, в январе 1942 года, деревню сожгли полицаи во главе с Болеславом Майковским. За то, что одна из жительниц Аудрини укрывала у себя сына-красноармейца и его товарищей, все 215 односельчан были расстреляны. 30 человек казнили показательно - на рыночной площади в Резекне. Можно ли это забыть? Ответ однозначен — нет!
Почтили память погибших не только жители города и края, жители поселка Аудрини, но и гости из Риги, Юрмалы, Екабпилса, Саласпилса, Вилян и других уголков Латвии, члены Социалистической партии Латвии, представители общества «ЛАБАК» и Русской общины города Резекне.
В местах памяти этой трагедии с речью выступили: руководитель Аудринского волостного управления Эйнар Александр Биндеманис, заместитель председателя Резекненской краевой думы Эльвира Пизане, председатель Резекненской городской думы Александр Барташевич, депутат 12-го Сейма Латвии Раймонд Рубикс, председатель правления Социалистической партии Латвии Владимир Фролов, член правления СПЛ Фридийс Бокиш, координатор Совета общественных организаций Латвии Виктор Гущин. Вела церемонии директор Аудринского дома культуры Тамара Смирнова. После возложения цветов у мемориальной плиты на базарной площади участники мероприятия отправились в Дом культуры национальных обществ, где собравшиеся посмотрели небольшую концертную программу. Также в ходе этого мероприятия свое отношение к трагедии деревни Аудрини и событиям нашего времени высказали — заместитель председателя Резекненской городской думы Андрей Решетников, председатель Балтийского географического общества Илгартс Зейбертс, председатель Латвийской ассоциации борцов антигитлеровской коалиции (ЛАБАК) Галина Владимировна Муштавинская и многолетний лидер Социалистической партии Латвии, ее бывший председатель, депутат 7-го созыва Европарламента Альфред Рубикс. 
Процитирую слова Альфреда Петровича, произнесенные им на мероприятии, ибо они заслуживают особого внимания, как, впрочем, и слова остальных выступавших, явно указывающих на проблемы современного мира, когда эхо той войны и военных преступлений в каком-то исковерканном виде доходит до ныне живущих, особенно это касается молодежи.
— Нельзя прощать убийц женщин, детей и стариков. Нельзя допускать переписывания истории и обеления преступников. В Латвии президент, не стану называть имя, назвал добрым шагом ассимиляцию русского населения, одобряя насильственный запрет на родной язык в русских школах — так ли это далеко от законов возмездия, которые применялись при нацистской оккупации? Как юрист может одобрять насильственную ассимиляцию — это преступление против значительной части своего же народа, своих граждан. Я не понимаю премьера, говорящего об успехах экономики, когда Латвия за период независимости потеряла уже больше населения, чем потери в годы Второй мировой войны, - заключил Альфред Рубикс в своем выступлении.
Еще раз напомню нашим читателям, что же произошло в январе 1942 года и какие это событие имело последствия.
Всего в 1941—1944 годах германские нацисты и их местные пособники убили на крошечной территории Латвии 327000 военнопленных и 250000 мирных жителей. Один из символов серийных казней под лозунгами борьбы с большевизмом и расовой гигиены стала латгальская Хатынь - деревня староверов Аудрини. Трагедия Аудрини, как сожжение синагоги в Рижском гетто вместе с людьми в первые дни нацистской оккупации, —очень неудобный момент. Итогом этой карательной акции стало убийство 215 мирных жителей, включая 51 ребенка, а убийцами оказались не немецкие каратели из «Айнзатцкоманды 2», не «батальоны смерти» и не команда палача Рижского гетто Виктора Арайса, а местные полицейские — жители Резекне, бывшие улманисовские айзсарги, прихожане церквей, соседи, поляки, русские, латыши... Свои убивали своих.
Командир 2-го отдела Резекненской районной полиции Болеслав Майковский лично участвовал в пытках и расстрелах аудринцев, а премиями полицаям от командования за «санацию» деревни и всех ее жителей стали личные вещи убитых, продукты и самогон.
 История Аудрини почти повторяет трагедию белорусской деревни Хатынь в марте 1943 года - только на месте палачей из 118-го шуцманшафт-батальона  в случае Латгалии оказались исключительно резекненские полицаи. Жителей Хатыни сожгли в домах заживо, жителей Аудрини расстреляли за два дня, со 2 по 4 января 1942 года. В обоих случаях это стало наказанием оккупационных властей, обе массовые казни были показательно, запредельно жестокими. 
Как рассказал сотрудник Музея Рижского гетто и Холокоста в Латвии, преподаватель истории Лев Перлов, уничтожение мирного населения в Латвии и на других оккупированных территориях проводилось в соответствии с планом «Ост». Историк Холокоста процитировал документ, согласно которому 50% латышского и 100% латгальского населения нацистам предстояло уничтожить в рамках плана Института расовой гигиены Третьего рейха. Уничтожению подлежали также 65% русских жителей, 75% белорусов и 80—85% поляков и литовцев. Евреи попадали под программу о расовых чистках на 100%, как и цыгане-полукровки: более 70000 евреев, живших в Латвии до войны, и почти 2500 цыган были убиты в первые месяцы и годы оккупации.
Палачи Аудрини получили возмездие от советских судей на процессе в ДК ВЭФ в Риге в 1965 году - частично, не все: командир резекненской полиции Эйхелис, Пунтулис и Майковский ушли с отступающими частями вермахта, жили и умерли в преклонном возрасте в Канаде, США и ФРГ. В СССР для суда выданы не были. Командир «Айнзатцкоманды 2» Эдуард Штраух в 1944 году успел зачистить Валлонию от участников Сопротивления, был осужден трибуналом в Нюрнберге и судом Валлонии на смертную казнь, но сошел с ума и умер в тюремном лазарете в Бельгии.
Как свидетельствуют раскрытые в 2014 году архивы, находящиеся сегодня в свободном доступе, Болеслав Майковский в эмиграции в США вступил в организацию латышских ветеранов войны Daugavas Vanagi в Нью-Йорке, был избран в правление Ассоциации американских латышей. Оставшуюся часть жизни для широкой общественности он позиционировал себя как латышский клерк из Резекне, никак не связанный со структурами нацистских коллаборационистов при оккупации Латвии.
Сведения о своем участии в преступлениях против человечности в уезде Резекне в годы войны он всегда называл советской пропагандой. Попытки судебного преследования в США и ФРГ этого преступника оказались формальными, Майковский умер в преклонном возрасте в Германии в 1996 году, успев к своему удовольствию повидать крушение Берлинской стены и крах Советского Союза.

09 января 2020
Average: 1 (2 votes)

Добавить комментарий

5 + 15 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.