Пятилетка надежды. Несбывшейся или несбыточной?

В феврале 2012 года в Латвии состоялся референдум о статусе русского языка. Его организация и результаты с самого начала подвергались критике и сомнениям, и, что интересно, единства в оценках нет до сих пор. Легко предсказуемый результат (латышскоговорящая община, которую перед голосованием эмоционально «завели», просто арифметически больше) поначалу вызвал у «филологических патриотов» эйфорию. Вроде того, «как мы сделали этих русских!». Потом, обдумав ситуацию, они принялись конструировать юридические загородки — поправки к закону о референдумах, знаменитую «преамбулу к Сатверсме», чтобы такое даже в принципе нельзя было повторить. Однако по прошествии пяти лет нет не только эйфории, но и простого удовлетворения.

Во всяком случае, по поводу этого скромного юбилея представители латышской интеллигенции даже разразились горестными причитаниями на тему «продолжающейся гибели» латышского языка (Э. Вейдемане), а политики перед выборами озвучивают планы дальнейшего закручивания гаек (Б. Брока). Остальные продолжают рассказывать изрядно наскучившие и давно опровергнутые сказки про «национальные государства Европы», отсутствие статуса у турецкого языка в Германии, несмотря на большую турецкоговорящую общину, и европейских чиновников, говорящих только на государственных языках своих стран.
Это именно что сказки, о чем сегодня хорошо известно любому средне образованному человеку. Тем более латвийцам, среди которых вряд ли найдется семья, где никто не жил бы или не работал в странах ЕС. Многие успели пожить-поработать уже в нескольких и имеют вполне объективные представления о тамошних этнических и языковых взаимоотношениях. На фоне которых происходящее в Латвии отдает средневековой дикостью и существует лишь благодаря запредельному политическому лицемерию европейских элит и брюссельских «экспертов по правам».  Которые считают нормой наличие штатных переводчиков в своих госструктурах для общения не только с гастарбайтерами, но и с нелегальными мигрантами, и при этом согласны с тем, что в странах их супердемократического и безбрежно толерантного союза язык национального меньшинства, жившего  на данной территории еще до образования нынешней государственности, не имеет вообще никакого официального статуса.
Ну, да бог с ней, с Европой. Ее, похоже, ждут в самом ближайшем будущем очень непростые времена. Некоторые склонны объяснять ее цивилизационный кризис результатом  упомянутых демократии и толерантности, хотя скорее это можно считать наказанием свыше за то самое лицемерие. Что мы-то имеем здесь, в Латвии, спустя пять лет после громкого политического события? Расколотое общество? Оно было таковым давно, референдум лишь показал, что ничего не изменилось. Неуважение русскоговорящих к титульной нации и ее языку? После заявлений с трибуны Сейма «вы здесь никто», после табличек с именами русских писателей на рижских улицах, организованно замазанных (сам видел) синей краской? Как бы это покорректнее выразиться… уважение — штука взаимная. Его нельзя ввести решением правительства или законом, за которые проголосует правящее большинство. Разрушить — можно. Чем, собственно говоря, упомянутые органы власти старательно и целенаправленно занимались последнюю четверть века. Органы власти, между прочим, свободно избранные на конкурентной основе гражданами той самой титульной нации.
Так чем был референдум 2012 года и что с тех пор изменилось? Была ли это атака на латышский язык, как подают это национал-патриоты? 
Нет, думается, это была демонстрация национального и культурного единства русскоговорящей части общества в надежде на понимание латышами довольно простого факта — родной язык является ценностью не только для них, но и для других народов. А как выглядит РЕАЛЬНОЕ неуважение РЕАЛЬНЫХ мигрантов к языку и культуре титульных наций, можно ежедневно видеть в выпусках новостей. Из Франции, Германии, теперь вот и из Швеции…
А у нас ничего особенно за эти пять лет не изменилось. Хотя … навсегда уехали из страны еще несколько десятков тысяч молодых энергичных людей, еще на несколько миллиардов вырос государственный долг… Но латышскую элиту волнует не это, а знание единственного государственного детишками в садиках и продавцами на рынках.

23 февраля 2017
Голосов еще нет

Добавить комментарий

3 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.