Резекненский Поэтический Вестник №46

Замечательному русскому поэту Латгалии Павлу Плотникову — 70! Сам он говорит, что особых заслуг не имеет. Хорошо зная этого человека, стопроцентно убеждён, что произносит он эти слова совершенно искренне. Но нам ведь со стороны виднее! Непременный участник литературной жизни Латгалии на протяжении как минимум двух десятков лет, Павел Плотников прочно занял своё место в нашей поэзии. 

Выступал на первом латгальском поэтическом фестивале 2011 года в Резекне, став его лауреатом. В прошлом году среди более 240 тысяч участников стал дипломантом интернет-марафона «Георгиевская лента». Стихи Павла Плотникова опубликованы в антологиях «Русская поэзия Латгалии» и «Русская поэзия Латвии», а также во многих других изданиях нашей страны и за её пределами. Павел тесно связан с нашим городом, сам он признаёт, что как поэт родился в Резекне.
Александр Якимов

ФИЛОСОФИЯ ЛЮБВИ

Он точно знал — сегодня не придёт,
а судя по всему, и завтра тоже.
О, как же время медленно течёт,
уж сколько позади, но нет её дороже!
Век миновал, но помнит этот май,
и первую грозу, и первое касанье,
и грохот грома, 
страстный крик: «Встречай!»,
и чувство силы, сердца ликованье.
Тогда ведь было только двадцать пять,
но как же сильно оказалось чувство!
Как жгуч был поцелуй, его не передать…
И вправду говорят — то целое искусство!
Хоть страшно это было, в первый раз,
он так проник — всё обожгло внутри!
То был алмаз, а не какой-то страз,
сравнимый с красотою утренней зари.
Он был один средь поля, одинок,
но одиночество его не полонило.
Бросал свой взор на небо, на восток,
оттуда шла Она. Любила ли? Любила.
Гроза неслась, ей не было преград,
швыряла стрелы, громом грохотала.
А Дуб с волненьем ждал своих наград,
и восхищение его границ не знало.
Он был готов. Что смерть! Она красна!
Кому какое дело, что случится…
Он слишком долго, долго был без сна,
сейчас уснёт, чтоб снова возродиться!

НАПОЙ МЕЛОДИЮ ЛЮБВИ

Напой, пожалуйста, мелодию Любви,
я что-то потерял в процессе жизни.
И вот, когда недалеко до тризны,
мне слышен зов — мгновение лови!
Но только как мгновение поймать,
коль слишком многим прежде пренебрёг?
Стремился к цели — это был мой бог!
Теперь долги вот надо возвращать…
Напомни мне мелодию Любви,
её я знаю, не в словах тут дело.
Она бывает смелой и не смелой,
молящей — только позови…
Напой, пожалуйста, мелодию Любви!

СПУТНИКИ

Всё время рядом, бок о бок,
на протяжении всей жизни
шагают вплоть до самой тризны
и нравственное, и порок.
Порою и не разобрать,
что есть одно, а что второе…
Хотел бы сам понять, не скрою,
но как ошибок избежать?
Советуют, чего ломать
тут голову свою седую,
ведь это всё равно впустую.
Так лучше уж спокойно спать.
Не получается оно —
жизнь не дано прожить в футляре
или согласно формуляру…
Жизнь — это принцип домино.
Слабинку дашь, она тебя
подстережёт, когда забыто
всё то, что после пережито,
и плетью, плетью, жизнь любя…

В ТЕНИ ОДИНОЧЕСТВА 

Почти всю жизнь, почти всегда
оно его сопровождало
и от себя не отпускало,
считая вместе с ним года
всех пройденных дорог по жизни,
 всех недостроенных мостов…
Он и сегодня не готов
покаяться перед отчизной,
которую всегда любил,
но не всегда был близок с нею,
от запахов её хмелея,
он от неё же уходил…
И вот, уже на склоне лет,
дороги все перебирая,
путь отступленью оставляя,
не мог найти, где тот скелет,
который сам же разрушал,
когда блуждал в непонимании,
а где-то и на подсознании
свои долги ей возвращал…

СТРОКИ

Порой рождаемые строки
не поддаются пониманию,
приходят через подсознание,
как подзабытые уроки.
Уроки прожитых годов
давно ушедшей школьной жизни,
что стала для меня отчизной,
тех переулочков, мостков,
соединяющих былое.
Туда лишь мысленно войти
и в закромах его найти
своё глубокое, родное…

ПЕРВЫЙ СНЕГ 

Не саваном, но тонким покрывалом
прикрыл собой не понятую грусть,
как будто шепчет: пусть побудут, пусть
все краски осени, она чуть-чуть устала,
но не от холодов, от ожидания,
что знак внимания зима не подаёт…
Неужто так вот мимо и пройдёт,
нарушив данные свои же обещания.
Так и случилось, дни лишь пролежал,
и, не спеша, растаял понемногу,
открыв траву, освободив дорогу —
он просто потихонечку сбежал…

В ТРАМВАЕ

Конечная, там — виадук,
чуть дальше стены крепостные,
такие мощные, седые —
в них затаён столетий дух.
Смотрю на шпалы за окном,
по ним вдаль рельсы убегают,
всё это мысли отмечают,
многоэтажие кругом…
Вот площадь-центр, а за ней
парк с церковью пред универом,
всё предстаёт в едином целом
под пышной кроной тополей.
А далее идёт подъём,
красавец храм Борисо-Глебский,
там два других — проходит месса,
пред Богом всё всегда в одном!
И чувствую дыханье града,
оно проходит чрез вагон,
от разговоров перезвон,
то — россыпь жизни, как награда
отдельных судеб, с юных лет,
сказал бы, с самого рождения…
И в этом чьё-то повеление,
оно заложено в сюжет.
По сторонам большой погост:
даугавпилчане разной веры —
католики и староверы, 
как тот связующий всех мост…
А далее, за поворот,
тенистый лесопарк с эстрадой,
и запах хвои, как из сада,
он горожан встречает, ждёт.

СОВЕСТЬ

Какая же ты стерва,
Совесть!
Читаю молча дней ушедших
повесть.
Как летописец пройденных 
ходов,
и сам себе ответить
не готов:
всё ль делал я реально
так, как надо,
чего искал сильнее:
славы и награды?
Иль правды бытия,
иль к истине пути?
Да так и не сумел
ту истину найти.
Каких скелетов
поселил в шкафу,
и получилось ли
дать добрую строфу?
И сомневается
седая голова —
всегда ль Её я ставил
во главу угла?!

Я ПЕЛ ДЛЯ ВАС

Я в эту ночь пел лишь для Вас!
То был мой сон, но сон открытый…
И голос мой совсем не бас,
не тенор, но лозой обвитый.
Я пел про плот, про берега,
ещё про лунную дорогу,
Любовь, что мне так дорога —
я с нею прикоснулся к Богу!
Пел про туман, пел про дожди,
пел про мороз и про метели,
просил: — Ты только подожди,
когда закружат карусели…
Я пел о жизни, что дана,
а Вы не отрывали глаз!
В них мне открылась глубина —
я в эту ночь пел лишь для Вас!

ИВАН

Исконно русское Иван!
Как много вас чрез жизнь мою
промчалось, вас благодарю!
Вы не оставили туман…
Федотов Ваня, Лукашов
и Корольков, не без изъянов.
Не помню я от вас обмана,
ещё вот Ваня Рыбаков.
И не дано ему судьбой
Ни крепких связей, ни наследства,
В лаптях его промчалось детство,
Жизнь строена своей рукой.
Лишь руки да природный ум
в час испытаний выручали.
Они его не предавали,
Но сколько же тревожных дум
Кружило мрачной полосой,
шагая днями, как метели,
И время через них летело,
не обходило стороной.
И каждый раз Иван вставал,
и как бы трудно ни бывало,
звёзд жизнь ему не обещала,
он всё по новой начинал!!!

АВГУСТ

Ивняк, орешник, реже клён
обочину дороги украшают.
Вон хуторок берёзкой окружён,
он одиночество своё там коротает…
Колёса мчат, мой август за окном
готовится листвою отыграться,
когда всё краской загорит кругом,
и листопадом с летом распрощаться.
А душу грусть собой обволокла,
меня она совсем не угнетает,
наоборот, в мир мыслей увлекла
и этим путь-дорогу сокращает.

ПРИРОДА ЛЮБВИ

Повенчаны одной судьбой,
он старше, а она моложе.
Но ничего им нет дороже —
дарить друг другу свой покой!
И так вот много лет уже
стоит та парочка влюблённых,
полгода под густою кроной,
полгода в робком неглиже.
Касаясь ветвями ветвей,
тепло своё передавая,
шепчась, былое вспоминают
под свет вечерних фонарей.
Он помнит больше, чем она,
она ведь родилась позднее,
и оттого ему милее,
всегда приветливо нежна.
Надёжный вяз собой обняв
любви красавицу-берёзу,
оберегает от морозов,
природы зову молча вняв…

РАССВЕТ

Златогривый мой конь
не спешит выходить из-за леса.
Я его тороплю и поводья спешу натянуть.
А поводья — лучи, пальцы жгут, словно молнии Зевса,
исключая возможность в глазища его заглянуть.
То хохочет рассвет, горизонт заполняя собою,
разбудив всё вокруг, птичьим гомоном заняв простор!
Златогривый мой конь — жизнь моя и любовь, ты со мною!
Небо вечное жизни, волнуя ласкаешь мой взор!!

 

 

 

25 февраля 2016
Голосов еще нет

Добавить комментарий

9 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.