Резекненский Поэтический Вестник №50

Закончились очередные Дни русской культуры в Латвии, запомнившиеся фестивалями, концертами, презентациями новых книг, журнальных изданий. Одно из них — литературно-публицистический журнал Международной ассоциации писателей и публицистов «Земное время» (главный редактор Андрей Корсаров). Надо быть интересным читателю. Это обязательное условие любой периодики. Отличительная особенность «Земного времени» — рубрика «Гость номера». В выпуске, презентация которого состоялась в конце мая, гостями стали Эммануил Виторган, Михаил Казиник, Раймонд Паулс и Рустем Галич. Журнал есть в городской библиотеке, а значит, можно прочитать интервью с каждым, мы же осветим его поэтическую часть.

Август

Я люблю этот месяц — душистый и спелый,
Уходящего лета медовый кусок.
И хоть летняя мода пройти не успела,
Уж осенний бодрит по утрам холодок…

Замирает природа все чаще и чаще,
Словно хочет услышать, как осень идет.
А арбузы и дыни все слаще и слаще,
И вкуснее, чем прежде, на пасеке мед…

И с душой  происходит какая-то странность —
То ли тихая радость, а то ли печаль…
И того, что вчера самым важным казалось,
Почему-то сегодня нисколько не жаль.

Где-то в мире другом все, что было, осталось —
И горячий песок, и крутая волна,
И закатное солнце, что в море купалось,
И объятья в ночи, где царила Луна.

Это август мне дарит минуты забвенья —
Я вступаю в него, словно дым от костра.
И трещат отгоревшего лета поленья —
Нас с тобою согреют они до утра.
Татьяна РЫЖОВА (Россия)

Звездами вышита неба косынка.
Ластится к берегу тихо волна.
Слышно, как шепчутся робко осинки.
Пахнет духмяным настоем копна.

Ветер улегся в луга на ночевку.
Дальней деревни зажглись огоньки.
Крест силуэтом венчает церковку.
Кротко молитву поют тростники.

Тихо на Русь мою ночь опускается,
День суетливый сменяя собой.
Время приходит подумать, покаяться,
Поразмышлять над своею судьбой…
Александр СЕБЕЖАНИН (Россия)

Празднество

А на улицах снова празднество:
Крики пьяные, реки пенные —
И Вселенная снова дразнится,
Едко дразнится вся Вселенная!

А над городом — блеск сияющих
Фейерверков, все небо вспорото,
Я ж по городу лишь тебя ищу,
Лишь тебя в людном чреве города!

Как Иона внутри чудовища,
От неона слепой и бешеный,
В чувствах смешанных, звук шагов ища, 
Я беспомощен, как помешанный!

Словно можешь ты тут, 
среди масс людских,
Чудом быть, по велению щучьему,
Я ищу тебя в этот час тоски,
Как и каждый час, я ищу тебя!

Все труднее мне фокусировать
Взор, плохим алкоголем суженный,
Но ищу тебя в этом мире, ведь
В целом мире лишь ты мне сужена!

Я найду тебя среди ряженых,
Ты простишь меня, безобразника…
И все праздники станут важными,
И не будет неважных праздников!
Роман НОВАРРО (Латвия)

Встретимся вновь

Я снова в судьбу безрассудную верю!
Надежду прошедшей бедой не измерю —
Умчалась она с тополиной метелью,
Обиды с души — словно пух — улетели.

Мы встретимся вновь,
 как две вольные птицы,
Как зерна, любовь соберем 
по крупицам.
Мы крылья расправим 
навстречу надежде:
Все будет, как прежде! 
Пусть будет, как прежде!

В любви мы так часто с тобой объяснялись!
А с первой бедою — едва не расстались.
Но в час полуночный под светлой звездою
Вновь к счастью притронемся тихо рукою.
Ирена ПАНЧЕНКО (Латвия)

Малина

Под ноги ложится лесной чернотроп,
Пружинит упруго ветвистый топорник,
Гремит барабаном пустое ведро —
Иду, спотыкаясь о черные корни.
Иду, словно лось — напрямик, напролом,
В попутчики выбрав невидимых леших,
Пока на пути не возлег бурелом,
Малиной поросший, хрустящий валежник.
Малинник. Малина. Малиновый дух!
Ворсистая мягкая спелость малины —
Как бархат доверчивых губ лошадиных.
Малина. Крапива. Малинник вокруг.
Малиновый будто разлив бубенцов —
В паденье в посудину ягод неслышном.
И, словно награда, в конце-то концов —
Малинные радости, редкие слишком.
Поляна. Палящего солнца зенит.
Малиново солнце созреет к закату.
Малиновый полдень душа сохранит,
Как самую ягодно чистую дату.
Владимир ТРОФИМОВ (Литва)

Песня детства

«Во поле березонька стояла» —
Для меня дороже песни нет:
Мне частенько мама напевала
Эту песню с колыбельных лет.

Русская мелодия простая
Над полями медленно плыла,
Журавлей взволнованные стаи
На гнездовья милые звала.

Лишь над речкой, где трава привяла
Да туман клубится поутру,
Во поле березонька стояла
С голыми руками на юру.

«Во поле березонька стояла» —
Для меня дороже песни нет:
Мне сама Россия напевала
Эту песню с самых юных лет.
Сергей ЛАВРОВ (Литва)

Встреча с Одиссеем

С Гермесом под ручку я заглянул 
в Элладу,
чтобы встретиться с Одиссеем.
К сожалению, он мертв.
В портовых тавернах ныне 
прядут мифы
о футбольных героях.
Между лавками — дым 
от жертвенных алтарей 
в честь звезд эстрадного «Олимпа».
О, Зевс!
Зефир золотой пылью забвения
охватывает божественные 
пропорции твоих храмов.
В тени оливковых деревьев 
уже не отдыхают
потомки Титанов.
Только ночью, на пляже, 
куда гонит меланхолия,
чтобы среди песчинок увидеть 
павшие звезды —
только там почувствуешь 
его присутствие.
Я нашел выброшенные волной
ракушку и зеленый камушек.
Этот подарок, подарок от Посейдона, —
для тебя, дорогая.
С галькой в волосах, 
с ракушкой на груди —
ты прекрасна, моя Пенелопа.
Алекси ВРУБЕЛЬ (Лондон)

Деревья

В краю перелесков, озер, хуторов,
который сиренью и яблоней вышит,
а дни  величавы, как поступь коров,
мы спали в саду, безмятежней и тише
Адониса под материнской корой.

Сияли зеленые, синие дали,
ночами в реке изгибались огни
небес и деревни; обнявшись, мы спали 
и были в блаженстве деревьям сродни,
забыв, что полжизни мы врозь 
проплутали,
на тысячи верст и столетий — одни.

Деревья, как стража забытого рая,
от ветра сгибались в истоме густой
над выцветшей дранкой сенного сарая,
сорили пыльцой и плескали листвой, 
косматыми ртами в земле утопая.
Николай ГУДАНЕЦ (Латвия)

Письмо под диктовку

Не пишут писем, лишь порой
Звонки, а реже телеграммы.
Но SMS-овый пароль
Едва ль напомнит почерк мамы.

Я по тебе скучаю, сын,
И дневники перебираю.
А в них оценки «5», «1» —
Ведь ты любил стоять у края.

Но сочинений школьных ряд
Писал доверчиво и ловко,
На мамин вкус, на мамин лад,
Порой — под мамину диктовку.

Вот и теперь — тепло листа
Разгладь ладошкою упрямой,
Пиши: «Заела суета.
Я по тебе скучаю, мама».
Стелла МАСЛАКОВА (Украина)

В последнее время

А может, в сегодняшние времена
мы думаем только о хлебе насущном?
Кому пригодятся мои письмена
о нашем кошмаре, в забвенье текущем?

Когда мы разделим свой хлеб за столом,
пригубим вина, то есть крови Христовой,
припомним ли в грустной беседе о том,
что было в начале творения Слово?!

Подобно Христу не могу я сказать:
«Вино — это кровь моя, хлеб — это тело».
Я только способна вам душу отдать,
но вряд ли она пригодится для дела?

Поэтому к Богу — молитва одна,
наивно, быть может, просить про такое:
«О, Боже, пусть станут мои письмена,
как хлеб и вино для
несчастных изгоев!»
Мина КАРАГЕЗОВА (Болгария)

День прошедший ладной
Блещет новизной,
Вот уже прохладой
Стал июльский зной.

По деревне ветер
Водит на постой
Травяных соцветий
Духмяной настой.

Вот ступил на грабли
Рьяный ветерок —
И в настой уж вправлен
От печей дымок.

От парного нрава,
Как ручьи река,
Принимают травы
Запах молока.

Вот с вечерним небом
Замыкает круг
Теплый запах хлебный
Бабушкиных рук.

Стал для сердца сладкой, 
Лиственно-резной,
Временной закладкой
Тот июльский зной.
Александр ЯКИМОВ (Латвия)

21 июня 2016
Голосов еще нет

Добавить комментарий

6 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.