Резекненский поэтический вестник, выпуск № 76

Очередной, двадцать первый, наш ежегодный литературно-художественный альманах «Резекне-2018» уже шагает по стране. В этом году его выпуск посвящен столетию Латвийской Республики. Более чем трехсотстраничное праздничное издание стало возможным благодаря финансовой поддержке Резекненской краевой и городской дум, акционерного общества «Резекненский автобусный парк», а также благодаря усилиям и трудам Ольги Орс, нашей замечательной поэтессы и организатора литературного процесса в наших краях. И вот, долгожданная книга на латышском, русском, латгальском и даже болгарском уже в библиотеках и на руках у читателей!
Александр Якимов

К столетию Латвии*
Все вместе вышивали мы рушник.
Кто к этому был счастлив причаститься —
Внести весомо лепту — золотник —
Вложил в него души своей частицу.

На рушнике — названья городов
Латвийских, где живем мы лет немало.
На нем — цветенье майское садов,
Багрянец летних зорь, костров Купалы.

В нем — яркий образ многих рушников,
Которые беречь мы также будем,
Что к нам приплыли из былых веков
Украсить наши праздники и будни.

Как в хороводе, в дружеском кругу, —
Сердец своих открытых не остудим.
Как будто нити в этом рушнике,
Переплелись так тесно наши судьбы.

Все вместе вышивали мы рушник.
Он — оберег, что нас объединяет,
Он в будущего дали — напрямик, —
Потомки наши радуются с нами.
*Члены белорусских обществ разных городов Латвии по очереди вышили семиметровый рушник в честь столетия Латвийской Республики.
Станислав ВОЛОДЬКО

Красивы названья латгальские
Как красивы названья латгальские,
Те, что помнят еще старики,
И которые были прославлены —
Радополь, Новоград, Васильки.

Знать, любили деревни те малые
И красивые их имена,
Чтоб названьем Латгалию славили,
Ждали лучшие в ней времена.

Но иною сложилась эпоха,
И у сел изменилась судьба…
Пусть не всё для Латгалии плохо,
Но в деревни пришла и беда.

Молодые давно разбежались,
На погосты ушли старики,
А потомкам названья остались,
Как упрек — Радополь, Васильки…
Петр АНТРОПОВ

В Домском соборе
Звучит орган в соборе Домском,
И звуки улетают ввысь,
И как рефреном-отголоском
Мелькнула сладостная мысль
О том, что существует вечность —
Есть в Старой Риге дом у Бога,
Где пробуждают человечность
И забываются тревоги.
И всё к гармонии стремится,
И хочется ему молиться.
Борис ЦВЕТКОВ

Эпоха
Интересно, какие легенды
напишут о времени нашем потомки,
чем разукрасят на кинолентах
демократические помойки:

личных дождей, золотых, монеты,
казны ледяные слитки,
блужданья по белу свету —
лучшую жизнь найти попытки.

Механические моменты
исторического процесса.
Только смерть наложить может вето
на жизнь, но — не отменить интереса.

Странный характер у этой заботы:
все подозрительно агрессивны,
всем взрывное мерещится что-то.
И природа — растерянна и гневлива.

Только дятлы долбят науку, по крохам
разбирая языка уникальность…
…Чем безжалостней жжет эпоха,
тем загадочней светят дали.
Фаина ОСИНА

Не верю, не зову, не жду,
но сердцем каждый шаг сверяю
и лишь ему я доверяю,
и разговор лишь с ним веду.
Оно давно простило всех,
кто ошибался, заблуждался,
кто истину найти пытался
не так, не там и не у тех.
Оно простило всех. Себя
понять, простить никак не может,
мне душу и гнетет, и гложет,
что столько лет жил не любя.
Евгений ГОЛУБЕВ

Душевно о родине слово
Сказать хочу снова и снова. 
История сложной была,
Ведь родина гордой слыла,
Здесь разные ветры встречались, 
И низко деревья качались,
Но бури промчались, и вот 
Заслужен достойный оплот.
Конечно, нас мочат дожди,
И власти твердят: подожди,
Во всем терпеливый народ,
Счастливое время придет.
Но главное — главное, родина —
Любима, добра. Много пройдено
Тернистых и трудных путей
У честных и верных людей.
А ныне, прекрасный наш край,
Встречай
Простые, от сердца, подарки —
Не слишком богаты, не ярки,
Но всё же от полной души.
Прислушайтесь, и хороши
Покажутся, скажет молва,
О родине нашей слова.
Ольга ОРС

Ночью в костеле
 у иконы
Какой избыток страха в гуще
Всех чувств твоих, когда в ночи
Ты входишь в храм, в тени идущей,
Когда едва скользят лучи.
Лампада точкой одинокой
Сквозь мрак осветит образа,
Душа войдет смиренным оком
 В икон печальные глаза.
Лучи от стен сырых, тяжелых
Пройдут до свода потолка.
Застынет ночь, а у костела
Прольется время на века.
Сергей ГОЛУБЕВ

Латгальская керамика
Керамики неброская краса,
Но от нее я глаз не отведу.
Творит из глины мастер чудеса,
И я изделий лучше не найду.
Коричневый, зеленый, синий цвет
И ярко-желтый, будто солнца луч…
Имеет каждый мастер свой секрет,
Есть даже черный цвет,
 чернее грозных туч.
Орнамент скромный 
и простой декор,
Но блеск глазури 
не с чем мне сравнить.
Хранят традиции латгальцы 
с давних пор,
Чтобы из глины красоту творить!
Ирина КОЛТАКОВА

Чаша
Сидели в облаках над чашей жизни
я и огонь, и солнце, и луна.
— Я возгорюсь! — сказал огонь.
— Я буду греть! — сказало солнце.
— А я — сиять! — луна сказала.
— Отлично, — согласился я, спросив, —
но почему дно чаши смотрит кверху,
себя к земле перевернув?
    Перевод с болгарского на русский язык: Владимир Лавров.
Красимир ГЕОРГИЕВ

Божья 
коровка
Память детства — далекое марево:
Я с надеждой просил, чтобы с неба
(Так усердно ее уговаривал!)
Принесла нам волшебного хлеба.

Как давно! И надежды те канули…
Но сверкнуло: а Божия милость?
Вот и божья коровка — случайно ли? —
Покружив, на ладонь опустилась.

Нет, негоже от жизни отлынивать, —
Думал я, — сколь бы 
ни было больно.
И наотмашь решил, что отныне я
Буду жить по-другому — довольно!

До чего ж — вдруг открылось! 
— и дожил я,
Что твержу: чуть помедленней, кони!
Вон — гляди! — и коровка Божия
Под молитву взлетела с ладони.
Георгий КУЛИКОВ

Мнимая свобода
Чужою вольностью ослаблен,
Чужою вольностью пленен,
Чужою волею придавлен,
Чужою властью подчинен.

И тяжек груз, и нет свободы,
Навязана чужая боль,
И победители — народы —
Исполнили чужую роль.

Примерили чужих личину,
И раболепно отслужив,
Отдали общую победу,
Про дедов, прадедов забыв.

Отдали всё, что заслужили,
Впустили мерзость в отчий дом.
Из друга недруга нажили,
Наследие пошло на слом.
Андрей ПОКУЛЬ

Латвия
Мне близок клен, а с ним красавец дуб
такой большой, с раскидистою кроной,
здесь спрятана любовь, и оттого влюбленным
и этот, и другой так сердцу люб!
В них вижу Родину, о, как она близка
своим дыханием, рисунком листьев…
В кленовом Даугавы я вижу устье,
вот Лиелупе, вот Гауи берега!
В дубовом Лиго — по воде венок
скользит с горящею свечой, качаясь
на водной глади, он напоминает,
что я в тех берегах совсем не одинок!
В них чувствую историю страны,
величье древних замков и Богов,
и Перкунсу поклон отдать готов,
касаясь этой чистой седины!!!
Павел ПЛОТНИКОВ

Любимому Резекне!
Просыпается рано наш город,
Ветер с речки прохожих бодрит.
Кружит в воздухе снег — легкий ворох,
К тротуарам пушинкой приник.

Город древний по-прежнему молод,
С каждым днем привлекательней вид.
Всем, кто вырос здесь, мил он и дорог,
Не забудет его он вдали…

Раскачал ветер снежные ели,
Погасил огоньки фонарей.
Город утренний в лучшее верит,
Провожая нас в путь от дверей.

Вновь ворвется весна в город дружно:
Захлопочут скворцы за окном.
Солнце будет сверкать в синих лужах,
Отражаясь на шпиле твоем.

Город древний по-прежнему молод,
С каждым днем привлекательней вид.
Всем, кто вырос здесь, мил он и дорог,
Не забудет его он вдали.
Ольга БОРОВИКОВА

Не растеряться,
не забояться, себе не солгать,
не убежать от себя, не поддаться
вечному зову себя оправдать…
Дай же мне выстоять, дай не сломиться,
дай мне быть верной Душе до конца…
…можно стоять на ветру и молиться,
а можно начать уже делать дела.
Дарья ОСТАПЦЕВА

25 октября 2018
Голосов еще нет

Добавить комментарий

6 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.