Резекненский поэтический вестник, выпуск №67

С творчеством российского поэта Александра Макарова-Века в Латгалии знакомы. Он часто гостит в нашем крае, пишет о нем, его стихи публиковались в Резекненском альманахе, включены в антологию «Русская поэзия Латвии», появляются и на страницах нашего «Вестника». Предлагаемое вниманию читателей произведение, уже звучавшее на московских поэтических вечерах, печатается впервые. Это премьера, приуроченная к январским двунадесятым  праздникам: Рождеству Христову, Крещению и Сретению Господню. «Деревянная Троица» на пути к читателю, и в начале этой дороги — публикация в «Резекненском Вестнике». 

Поэма ДЕРЕВЯННАЯ ТРОИЦА (Сцены из вертепа)

Дерево первое
Картина 1
Пастух.
Дерево.
Лесная чаща около дворца Ирода.
ПАСТУХ
Слава Богу,
вот дерево высмотрел —
сучьев мало, гудит, как труба…
Будто кто из пращи его выстрелил,
да поймала овражья губа…
ДЕРЕВО
Слава Богу, 
росло я в расщелине,
меж корней пробивался родник…
Для чего ты пришел по ущелью
и к нутру своим ухом приник?
ПАСТУХ
Кто здесь
голосом молвит удушенным,
чей язык в деревянных силках —
из дупляной,
корявой отдушины
плачет каликой на костылях?
ДЕРЕВО
Это я —
деревянная конница,
деревянная грудь
и гортань…
Как звенит у пилы зубьев звонница,
и топор как стучит
в эту рань!
ПАСТУХ
Я — пастух,
и топор весь иззубренный,
полотно у пилы — через зуб…
О кремень,
что закатом обугленный,
заточу, чтобы хвастался сруб.
ДЕРЕВО
Ты — Пастух?
А я жаждало Ирода!
Чтобы плотник
резцом и огнем
из ствола смолянистого выродил —
ложе царское,
с мыслью о нем…
ПАСТУХ
Не к чему мне рядиться
и мериться!
Овцы с жаждою смотрят в бадью
пересохшую.
Нынче мне верится,
что тебя не напрасно срублю…
Станешь новым поилом
и месивом…
Трав рубец я в тебе заварю.
Жизнь продолжишь корытом
увесистым…
Щепки в дар отнесу я царю…

Картина 2
Дворец Царя Ирода
Ирод.
Колдун.
Черт.
Дерево.
ИРОД
Как холодно в моем дворце!
Как холодно,
как мрачно, страшно…
Морщины мерзнут на лице…
И стынет желчь моя напрасно…
Эй, слуги —
затопите печь!
И щепок смоляных, и бревна —
ей в жерло!
…и как льва, стеречь
огонь пылающий неровно!
ДЕРЕВО
Как нынче жарко я горю!
…хоть щепкой
послужу Царю!
Как нынче страшно я горю…
…Царю, Царю, Царю, Царю!
ИРОД
Кто,
кто меня зовет в ночи?
Душа голодным зверем рыщет…
И запах жертвы
из печи —
угарным дымом страшно свищет!
ДЕРЕВО
Как нынче жарко я горю!
...хоть щепкой
послужу Царю!
ИРОД
Где мой колдун и чародей,
душеутешник
и злодей…
КОЛДУН
Я здесь, мой царь
и господин!
Чем опечален ночью злою?
…на ложе царское один
не возлежишь!
И черт с тобою…
ИРОД
Колдун!
Колдун!
Ты слышишь — печь
рычит как зверь
в трубе горячей!
И между рыком 
чья-то речь —
царя зовет!
И страшно плачет…
ДЕРЕВО
Как нынче жарко я горю…
Хоть щепкой
послужу Царю!
КОЛДУН
Я слышу,
как щепа горит, —
горя, зовет Царя на царство…
В ночи одна жена родит
окрест дворца…
Познать мытарство
придет на смену новый Царь,
но не на миг,
как было в старь…
ИРОД
Я весь горю,
во мне зола
души сгоревшей!
Кровь, как уголь…
Мой мозг испепелен от зла…
Вон черт,
он прячется за угол!
Как хорошо, что он со мной,
мой черт в ночных делах бесстрастный!
Он чует даже за стеной
дыхание врагов напрасных…
ЧЕРТ
Сперва подпишем кровью скреп!
…где твой палач —
пускай окрест —
младенцев режет, словно хлеб!
…и рвет как зверь,
и даже ест!
Ты будешь, Ирод —
лет и зим —
не сосчитать — неуязвим…
ИРОД
Я слышу,
слышу детский плач —
младенцев режет мой палач!

Картина 3
1.
Мария.
Иосиф.
Ночь. Ветер. Шум дождя. Около пещеры Иосиф и Мария на ослике.
ИОСИФ
Какая ночь —
промозглый мрак…
Марии уж носить невмочь!
А дождь вокруг шипит,
как враг…
Господь —
не хочет нам помочь!
МАРИЯ
Пусть мрак струится между трав…
Господь —
нас не оставит вновь…
Он любит нас за кроткий нрав,
во всем я чувствую
любовь!
ИОСИФ
Хвала Ему…
Мы спасены —
жилище бедное, пастушье, —
послал Господь!
Отворены
в пещеру лазы...
И опушье
соломы чистой по углам…
Здесь будет, где родить младенца!
Сгребу с лежанки веток хлам,
чтоб не царапали коленца…
2.
В пещере и около пещеры.
Мария с Младенцем.
Иосиф.
Черт.
МАРИЯ
Уа, уа — он плачет в грудь,
а дождь шипит,
и мрак змеится…
Какой ему готовит путь
Отец небесный?
Даль двоится
в моих глазах!
Теперь Он спит…
И дождь уснул…
И мрак светлеет…
ЧЕРТ
Ах, вот где новый Царь сопит!
…мычит корова,
овцы блеют.
Он мой уже, наверняка,
но громче, громче пусть заплачет
от холода
и сквозняка!
А Ирод мне за смерть заплатит!
Когда Иосиф и жена
уснут —
я вытащу солому,
чтоб дрожью выгнулась спина
и закричал он по-другому!
Тогда,
услышав детский плач,
сюда скорей придет палач!
МАРИЯ
Он спит, напившись молока…
…грудь тяжела,
а боль легка…
ЧЕРТ
Я слышу в мраке звон ножа,
тяжелый вздох
и скрип телеги…
Ну, слава… черту!
На рожна
мне с палачом тягаться в беге!
Уж лучше первым
мне донесть
до Ирода о смерти весть!

Картина 4. Дворец Ирода.
Ирод.
Черт.
ИРОД
Я всех убил!
Повсюду стон
и кровью залитые зыбки…
Но в месиве убит и Он —
грядущий Царь!
Не скрыть улыбки
сквозь шерсть и гарь,
сквозь резь морщин…
Я — вечный царь
и — господин!
ЧЕРТ
Теперь пора исполнить скреп…
Обмоем нашу оборону:
сцедим вина,
преломим хлеб
и выпьем за твою корону!
Теперь твоя душа в ладу
с дыханьем золы
и гари…
…хоть ждут ее давно в аду
отвергнутые Богом
твари…
ИРОД
К чему спешить,
вот мой зарок —
я вечный царь,
я сам — пророк…
ЧЕРТ
Ты нынче превзошел меня…
Вот кубок —
плещет кровь живая —
вином пьянящим —
пей до дна,
бессмертье обрести желая…
ИРОД
Я пью младенцев мертвых кровь,
но ты подсыпал
в кубок яда!
ЧЕРТ
Я лишь ускорил встречу вновь
со смертью…
Ты моя награда!
Уносит Ирода.

Картина 5. Пещера. Утро.
Мария с младенцем.
Иосиф.
Волхвы: 1, 2, 3.
Корова.
Овцы.
Дерево.
ВОЛХВЫ
1.
Звезда ночная светит днем
и обжигает наши души…
Здесь каждый след
размыт дождем,
найдем ли где пещерной суши?
2.
Но,
словно лопнула узда,
верблюды встали на колени,
на лаз в пещеру льет звезда
свой свет.
И убегают тени…
ИОСИФ
Вы кто?
Зачем пришли сюда,
зачем с верблюдами — колени,
на месиво мочи и льда,
вдруг преклонили
здесь без лени?
МАРИЯ
Здесь слишком тесно…
Тень горы
мне закрывает ваши лица…
ВОЛХВЫ
3.
Мы принесли Ему дары,
и опустились поклониться…
МАРИЯ
Он плачет,
он коленкой ткнет
меня под дых —
так тихо, верно.
…я чувствую, что Он умрет…
АНГЕЛ
…и вновь воскреснет
непременно!
ВОЛХВЫ
1.
Не бойся ничего отныне —
2.
Господь спит на твоих руках…
3.
С улыбкой кроткою о сыне
ты почиваешь в небесах…
МАРИЯ
Он весь озяб,
хоть я горю
как печь в холодное ненастье…
Он встретит на руках зарю,
а руки
уж не держат счастье!
ОВЦЫ
Вот наше чистое корыто,
его нам выдолбил пастух,
оно сухой травой покрыто,
трава в нем,
словно птичий пух!
КОРОВА
Ты на рогах моих могучих
повесь корыто
и качни…
Дыханием своим скрипучим
согрею я его в ночи…
ВОЛХВЫ
1.
Древесной зыбкой
и свирелью —
2.
Корыто —
3.
стань Царю постелью!
ДЕРЕВО
С Младенцем встречу я зарю,
корытом
послужу Царю!

Дерево второе.
Картина 1.
Рыбак.
Дерево.
РЫБАК
Золотой чешуей и серебряной
ствол покрыт,
из ветвей — плавники…
Будто сетью опутано ветряной,
да наполнено синью реки!
Слава Богу,
хорошею лодкой
это дерево будет скрипеть!
И дупло —
смолянистою глоткой
над водой будет парусом петь…
ДЕРЕВО
Кто ты,
в утренней ряби и мороси,
с топором длинношеим в сети,
гладишь нежно коры моей порези,
И крючки выбираешь
с горсти…
РЫБАК
Я — рыбак,
мое дело обычное —
выбирать оскудевший улов…
Но в лесу бросил сеть непривычно я —
выбрать лодки
нерубленый кров…
ДЕРЕВО
Ты рыбак?
А я жаждало Ирода,
чтобы плотник резцом и огнем
из ствола смолянистого выродил
лодку царскую,
с мыслью о нем…

11 января 2018
Голосов еще нет

Добавить комментарий

1 + 14 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.