Резекненский поэтический вестник, выпуск №69

В соседней Литве, в Вильнюсе, вышел очередной номер литературного русского альманаха «Литера», куда вошли стихотворения, публицистика и проза на русском языке более чем ста авторов из ближнего и дальнего зарубежья. Альманах издается общественной организацией «Планета ВВКУЭР» при финансовой поддержке Департамента национальных меньшинств при Правительстве Литовской Республики. Автор идеи и главный редактор — Сергей Шеремет; литературный 
редактор, корректор — Елена Шеремет. «Вестник» предлагает вниманию произведения латвийских и некоторых авторов из Литвы.

Свернулся день, угас закат,
Звезда несмелая сверкнула,
Вторая, третья, и вернула
Вселенная привычный такт
Времен извечному теченью.

И усмирили ветры шум,
Уснули птицы, дерзкий ум
Опять предался размышленью:
Зачем нашествие сует
Так день делами нагружает,
Его красу постичь мешает,
Что на душе отрады нет.

Лишь вечер, тихий, утомленный,
Дарует радость редких встреч,
Стремясь от боли уберечь
Воспоминанья душ влюбленных.

Так жизнь свой набирает бег,
К полудню пика достигает,
Спешит, спешит, года считает
И к ночи завершает век.
Ольга ОРС, Латвия

 

Мир чудовищно мал
И безмерно велик,
Как прозрачный кристалл
И небесный родник;
И рассвета огонь
Над простором лугов,
Как серебряный конь
Лижет тело стогов,
Где росы холодок
Льется с берега звезд,
А над речкой — мосток,
Словно Вечности мост.
Иван КУНЦЕВИЧ, Латвия

 

Ветры, ветры, ветрища над городом,
У березонек спутались косы,
Лишь фонтан свысока смотрит козырем,
Цвета радуги сыпятся росы.

Капюшоны — спасенье прохожих,
Утки выводок в зарослях спрятали:
В камышах уберечь деток можно,
Но ершится перо на утятах.

Ветры, ветры, ветрища над городом —
Как стихии бушующей волны,
Обдают обжигающим холодом,
Своенравны они, непокорны —
Как Бетховена страсти беззвучные,
Как смятенье души перед бездной…

Ветер стихнет, с надеждой на лучшее,
Взор мой — в друскининкайское небо!
Елена ШЕРЕМЕТ, Литва

 

В пыли веков забытый монастырь,
укрытый тайной вечного служения,
не бойся, что душа твоя — пустырь,
седой аббат отмолит прегрешения.
За гранью сна пространства циферблат,
где стрелок нет, где время отпущения.
Молитву шепчет старенький аббат,
вымаливая для других прощение.
Татьяна РУСКУЛЕ, Латвия

 

Заговорить…

Мне не впервой кривить душой;
Да было б чем кривить…
И оттого так хорошо
За-го-во-рить.
Заговорить — от заговора.
От сговора.
От вечной смуты 
Невозвращенья.
От минуты,
Когда вдруг нечем будет жить…
От непрощенья. От прощенья.
О Боже. Было б чем кривить.
Анна ТУРАНОСОВА-АБРАС, Литва

 

Я твой пасынок, Резекне, милый!

Я твой пасынок, Резекне, милый!
Ты меня не жалел, не любил,
Когда я, деревенский и сирый,
Твои школы в слезах проходил.
Как забыть мне тебя, город первых потерь?
Мне уже не закрыть горькой памяти дверь.
Здесь могила отца, здесь сиротство мое.
Здесь никто не помог 
встать в беде на крыло.
Но я помню тебя, город первой любви,
Где когда-то писал неуклюже стихи,
И девчонку с тяжелой и строгой косой,
Что звала, как мечта, за собой.
Петр АНТРОПОВ, Латвия

 

Утро. Утро. Омут кареокий.

С тайнами причастий глубины,
В розовом тумане неглубоком,
Вальсом белым опьяняет сны…

Вкус рябины рыжеватой, горькой,
Как похмелья летнего глоток,
А березоньки полощут ноги
В позолоте трав у трех дорог.

Три дороги — вечный треугольник:
Прав. Не прав. А может, всё равно?
Солнце выезжает на двуколке,
Как всегда, и как давным-давно.

Выбор — жить в смиренном покаянье,
В безрассудстве смертного греха…
Жизнь прекрасна половодьем рьяным,
Словно бурная весенняя река!

Утро. Утро. Омут кареокий…
Александр ДЕРКАЧ, Литва

 

Выбор

с холма несомненно виднее
как время стекает туда
где алый закат как вендетта
оставил в крови города
в огонь — где усталые слуги
сатрапов казнят впопыхах
где егерь сбежавший лесную
отчизну обрек полыхать
и хочется за журавлями
взмыть в небо и мчаться туда
куда не дотянется пламя
где воздух земля и вода
Юрий КАСЯНИЧ, Латвия

 

Над мерцающей снежностью
В пелене темноты
Рвутся всполохи нежности, 
Сокрушая мосты.

Этим всполохам краденым 
Вековать не дано.
А иначе не надо бы
Звездам рваться в окно,

Обвиняя в беспечности,
В том, как люди слабы
Во объятиях Вечности,
В кулачке у Судьбы.
Валентина СКАРДЖЮВЕНЕ, Литва

 

У моря

Море, массируя берег,
дыбится! Капюшон на валун —
миг театральных мистерий! —
наряды крутому челу.

Атласное покрывало,
сползая, смирило стихии мощь.
Долгий отлив. Заиграло
оцепенение — не превозмочь.

Будто шипящий аспид
сник, — и расслабилась чешуя.
Неизбежная смена масок,
манна пены — с золотом по краям…
Фаина ОСИНА, Латвия

 

Осенние солнца Вильнюса

Мрачный город, унылые лица.
Серый флер на фасадах домов.
Что грустишь раньше
 срока, столица?
Далеко нам до зимних ветров…

Скоро вспыхнут осенние солнца!
Солнца кленов, осин, тополей…
Зной оранжевый 
в город ворвется
И согреет палитрой своей.

Закружатся нарядные кроны
В карнавальном мельканье цветов.
Осень гордо наденет корону,
Ослепительней всех куполов.

Это время… как сон золотистый,
Как любви предзакатный пожар…
Не отдам я нахмуренным лицам
Поздних чувств 
нерастраченный дар!
Ева АХТАЕВА, Литва

 

Какое оно?

Скажи, какой у моря цвет?

Зеленый!
Оно, я думаю, так видится
Влюбленным.
Но, если вдаль всмотреться —
Изменился,
Как будто там, у горизонта,
С небом слился.
И не ищи ответ — оно всегда
Иное!
С ультрамарином, а еще — 
Седое.
Оно — мираж, оно — мечта
И тайна.
И в эту тайну не войти
Случайно…
Павел ПЛОТНИКОВ, Латвия

 

Вновь у дня вся выедена мякоть,
Что осталось? Стенка кожуры…
Серый дождь, такую же и слякоть —
Принимай, а хочешь — пожури.

За дождем закат, должно быть, зреет.
Не жалея краски тратить зря,
В завываньях и объятьях свея
Занялась вечерняя заря.

Между туч просвет проглянул малый.
Лезть боясь открыто на рожон,
Свет зари сочится бледно-алый —
И таким мой взгляд заворожен.

И в таком он добровольно вязнет,
До него ему подать рукой,
Серый день: сырой, короткий, грязный,
Мгла ночная! С миром упокой…
Александр ЯКИМОВ, Латвия

22 марта 2018
Голосов еще нет

Добавить комментарий

8 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.