Резекненский поэтический вестник, выпуск №74

В гостях у бывшего резекненца

Будучи по делам в Москве, навестил Георгия Валентиновича Куликова, который ныне живет в Малоярославце, что совсем недалеко от Москвы. Имя этого человека, поэта, журналиста и литературоведа в Резекне хорошо известно. Долгое время он возглавлял российский журнал «Культурно-просветительная работа» («Встреча»), в котором постоянно публиковал латгальских авторов, печатал и свои очерки о Латгалии. В РФ удостоен за журналистскую деятельность высшей общественной награды — ордена «Гордость России». Как поэт награжден Золотой Есенинской медалью. Стихи Георгия Куликова публиковались в альманахе «Резекне» и в русской периодике Латгалии, включены в антологии «Русская поэзия Латгалии» и «Русская поэзия Латвии». Много сделал для популяризации латгальской поэзии — ему принадлежат поэтические переводы стихов Яниса Пасторса. Свои детские годы, до переезда в Москву, провел в Резекне, а родовым корнем по материнской линии связан с Рунденской волостью Лудзенского края (староверы Лосевы). После выхода на пенсию поселился в Малоярославце, в доме, построенном под стеною Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря.

ПОД ЗВОНЫ ПОКРОВСКОГО ХРАМА, 
ИЖЕ НА КАРИЖЕ*

Жестоко благовест о жизни
Напоминает — об иной!
Душа с печальной укоризной
Молчит натянутой струной.

Но Ты ведь слышишь, Боже мой,
Печаль утраченной Отчизны!
Не Ты ль души моей Главизна?
Почто ж оставлена Тобой?

Не Ты ль сказал, что ничесоже
Мы без Тебя творить не можем?
А тут: слова, слова, слова…

Как будто праздные поделки,
Подобны глиняным свистелкам…
А, может… звонам с Покрова?

*Река в пригороде Малоярославца 

 

СЕРДЦЕ ПОЭТА

Ни гордый смех, ни праведную злобу,
Ни даже горестную долю вдовью,
Безмолвно вопиющую над гробом,
А только напоенное любовью

Бог примет сердце, чтобы в нем
 (в ответ!)
Посеять слово, что взрастит поэт.

ЖИЗНЬ
Сколько б времени вам ни осталось,
Лет ли, дней ли, а может, минут, 
Отпускайте легко: эка жалость —
Жить надеждой, что нас подождут.

Ну, а если опять по живому
Станут резать и жизнь продлевать,
Принимайте как есть, чтобы снова —
И любить, и терпеть, и прощать.

Только помните: близ есть — 
при дверех…
Всяк несет уготованный крест,
Но отмерено будет по вере:
Бог не выдаст — хавронья не съест.

Это — жизнь… Не мудруйте, 
а верьте
(Что мы знаем о ней? Ни аза!),
Потому что ничто, кроме смерти,
Вам на жизнь не откроет глаза.

НА БЕРЕГУ
Мой пес, ты знаешь цепь, ошейник строгий,
Но всё ж хозяина безмерно чтишь,
Когда он изредка глухой дорогой
Приводит слушать, как шумит камыш — 

Под мерный плеск волны. Озерный запах
Мучительно зовет, сводя с ума:
Ты, замерев на вытянутых лапах,
Его впиваешь… Тут душа сама

Трепещет и ликует, сладко млея!
Порою так же трепещу и я
На берегу земного бытия,
Всё позабыв, о муках не жалея,

Хозяина нимало не виня.
В земном опустошен, небесным 
полный,
Безвольно слушаю, как на меня
Поэзии накатывают волны.

+++
Жизнь мучила и жгла — ну, как поэта!
Но только веры было ни на грош.
И вот теперь, когда по всем 
приметам
Струна проснулась, пробирает дрожь:

Откуда? И зачем? И разве слаще
Страдать, любить, терпеть и умирать
Под музыку, когда судьбы пропащей
Не изменить. Хотя…  Как знать…  Как знать!..

ЛАТГАЛИЯ СТАРОВЕРЧЕСКАЯ

Край озер, валуны да руины
Крепостей от ливонских времен.
Богородичным белым крином
Там процвел древлей веры амвон.

Но во мне отозвался не скоро
Горькой памяти сладостный рай,
Лишь настигнутый детским взором,
Приоткрылся душе невзначай.

Впрочем, разве бывает случайно
То, чему предназначено быть?
Мне от предков завещанной тайной
Трудным временем скручена нить,

Чтоб держался ее в лабиринте
Вавилонских ущелий Москвы.
Только, воины, не отриньте
Непутевой моей головы,

Что принес на поклон и молитву,
А иначе — ее не сносить!
Разве вы проиграли битву
За Царя, иже на небеси?

Нет, победа за вами, и вижу:
Сквозь далекие странствий года
Отражается в озере Бижу
Путеводная ваша звезда.

И покуда мне светит, не сгину
В мутном мареве новых времен:
Богородичным белым крином
Защитит староверский амвон.

Из «Латгальской тетради»

СОЛДАТ

Жизнь не отложишь про запас,
Мечту не разнесешь по датам…
Легко, известно, быть солдатом:
Бери всё сразу и сейчас!

Так решено, и не тобою —
Чего раздумывать, солдат? —
Вся жизнь твоя — готовься к бою! —
Вместится в прочерк между дат.

ЖУРАВЛИ

Журавли… Ах, какая печаль
Наблюдать их отлет, расставанье!
Это — русская песнь, и желанье
За поэтом вослед крикнуть: «Жаль!» —

Так остро! Или «вдаль» срифмовать…
И запеть у тебя есть причина,
И разлуку запить, и кручину —
Со слезой, чтобы всласть горевать.

Но — слабо: ты давно не у дел…
Вон стихов твоих редкая стая
В небе скоро бесследно растает,
Уходя за последний предел.

+++
Одиночество было всегда,
В остальном же похвастаться нечем:
Утекали года, как вода,
Говорились никчемные речи,

Были встречи — с любовью и без,
А затем, как всегда, расставанье...
Ни щадящих удач, ни чудес,
Ни какой-нибудь 
сладостной тайны —

Ничего, что могло б указать:
Дескать, всё-таки музы избранник,
Вот ее «роковая печать» —
Ничего не потеряно, странник!

Даже если и так, то в ответ
Улыбнулся бы без укоризны:
Ничего не потеряно, нет —
Вижу сам! Ничего, кроме жизни.

ЧЕРНЫЙ ОСТРОВ

День вечереет… Странен миг,
Когда надмирно, отрешенно
На кромку леса лугом сонным
Стрелой скользит закатный блик.

Душа звенит (сколь ни мала
В ней боль!) — беззвучно, знобко, тяжко…
………………………………….
А чернокрылая монашка
Звонит во все колокола.

БОЖЬЯ КОРОВКА
Память детства — далекое марево:
Я с надеждой просил, чтобы с неба
(Так усердно ее уговаривал!)
Принесла нам волшебного хлеба.

Как давно! И надежды те канули…
Но сверкнуло: а Божия милость?
Вот и божья коровка — 
случайно ли? —
Покружив, на ладонь опустилась.

Нет, негоже от жизни отлынивать, —
Думал я, — сколь бы ни было больно.
И наотмашь решил, что отныне я
Буду жить по-другому — довольно!

До чего ж — вдруг открылось! — 
и дожил я,
Что твержу: чуть помедленней, кони!
Вон — гляди! — и коровка Божия
Под молитву взлетела с ладони.

Из «Латгальской тетради»

+++

Над судьбою своей, хочешь, плачь,
Или смейся — одно ведь и то же:
Подытожим потери удач
И удачи потерь подытожим,

И поймем, что уже не понять,
Где потеря была, где удача,
И что не на что в жизни пенять,
Если сами хоть что-нибудь значим.

19 июля 2018
Голосов еще нет

Добавить комментарий

2 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.