Российские воинские захоронения: состояние и перспективы

27 апреля Резекне посетил недавно назначенный (в конце февраля) на эту должность Генеральный консул РФ в Даугавпилсе Евгений Иванович Колесников, передавший общественным организациям русскоязычных жителей города художественную литературу, присланную при содействии Правительства Москвы. В ходе его пребывания в городе российский Генконсул навестил также офис Русской общины Резекне, где состоялась краткая встреча с ним представителей общественных организаций нашего города (разумеется, в режиме карантина, с соблюдением социальной дистанции и всех мер предосторожности).

В связи с недавним обнаружением в северном микрорайоне нашего города на месте бывшего нацистского лагеря военнопленных Шталаг-347/340 останков советских военнопленных разговор с общественниками, по понятным причинам, в основном касался этой находки, а также в целом темы воинских захоронений, братских могил и мемориалов советским воинам в Латгалии. Евгений Иванович поделился своим видением данных вопросов. Некоторые его высказывания приводим ниже.
В Латвии находится огромное количество захоронений и мемориалов советским воинам. Работа по поддержанию их в должном порядке требуется гигантская. Я не так давно здесь работаю, и поэтому вполне естественно, что не все места знаю и пока не все их посетил даже в Даугавпилсе, где находится место моего пребывания. Тем не менее, делаем, что можем, в этом направлении. В частности, проводим работы по обустройству двух захоронений — на старом гарнизонном кладбище и на мемориале по ул. 18 Ноября в Даугавпилсе. Разрешение латвийских властей на проведение этих работ было получено еще в 2019 году. Планировали сделать больше, но разрешений пока не получили. Поэтому, ожидая ответов на наши запросы, будем смотреть, где еще можно провести какие-либо минимальные работы — где-то что-то прибрать, подчистить, подкрасить, без укладки брусчатки, без замены заборов и других существенных мер, требующих согласования с властями.
Пятачок смерти
Находки в ходе реконструкции парка в северном микрорайоне Резекне — тема очень серьезная. О случившемся мы узнали практически сразу и к моменту прибытия поисковиков для уточнения масштабов обнаруженного захоронения уже были в контакте с городской администрацией. Поэтому действия поисковиков проходили уже в нашем присутствии (вместе с представителями городской думы) и с нашим участием. Поисковики из отряда «Легенда» работали на месте весь день в субботу (18 апреля). На небольшом пятачке площадью примерно 20 на 12 метров обнаружили признаки двух или трех нетронутых рвов, плотно, в несколько слоев заполненных останками. На площадке немного ближе к жилому дому, где раньше работала тяжелая строительная техника, фрагменты человеческих костей после снятия плодородного слоя толщиной 20—30 см оказались практически на поверхности. Поисковики зачистили этот участок, собрав то, что было в поверхностном слое. На этом работа по сбору останков пока закончилась, за прошедшие после этого недели поисковики больше не приезжали. В принципе, думаю, что все понимают, что если вскрывать все обнаруженные рвы и эксгумировать останки для перезахоронения, то здесь одной «Легенды» будет недостаточно и придется «трубить общий сбор» для поисковиков со всей страны и несколько недель интенсивно работать. Сколько там останков — пока непонятно, но, по мнению поисковиков, которое я разделяю, речь идет о тысячах. Только на маленьком пятачке, похоже, в самом лучшем случае, лежат несколько сотен, а если обнаруженные рвы окажутся еще длиннее, то еще больше, намного больше. Кроме того, мы пока не знаем точно, во сколько слоев лежат останки в невскрытых рвах. Поисковики и городская администрация склоняются к мысли, что обнаруженные останки лучше не тревожить, а сделать подсыпку земли и официально объявить, что здесь находится захоронение. Не просто памятник, а именно кладбище, где не уместны ни лабиринты для детей, ни детские или спортивные площадки, ни, тем более, какие-либо работы. Насколько я понимаю, в Москве ведомства, ответственные за военно-мемориальную деятельность, тоже сейчас рассматривают эту ситуацию. Тут есть над чем подумать, в том числе с учетом российско-латвийского межправительственного соглашения, касающегося вопросов ухода за мемориальными сооружениями. В случае, если этот объект попадет под упомянутое соглашение, а сейчас он не находится в списке таких объектов, Россия получит возможность финансировать и проводить здесь работы по благоустройству. Уверен, что средства для этого найдутся.
Каким бы ни было решение по обнаруженному захоронению, оно в значительной мере зависит от позиции местных властей. Я со своей стороны считаю, что очень важно было бы провести дообследование территории парка северного микрорайона на предмет наличия там других, еще не обнаруженных, захоронений. По имеющейся информации, такие обследования проводились в 1950-е и в конце 1960-х годов, но данных об обнаружении захоронений нет. С тех пор технологии ушли далеко вперед. Думаю, что можно было бы использовать, например, метод геолокации, позволяющий «видеть» сквозь толщу земли. Тут поисковиков с их металлодетекторами и щупами недостаточно, для этого необходимо найти соответствующее оборудование и специалистов, имеющих опыт его использования. В лагере погибло 35 тыс. человек. Порядка 5 тысяч были обнаружены и перезахоронены в 1960-е годы. В городе многие говорят о том, что в этом районе имеются захоронения. Думаю, что, пусть даже через 75 лет, нужно всё же установить, что именно и где именно в нем скрыто. И если там могилы, то давайте так и скажем. В любом случае оставить всё как оно есть уже не получится. 

Шталаг-347/340
Вы, вероятно, знаете, что информации о Шталаге-347/340 очень мало, а доступной в открытых источниках практически вообще нет. Над этой темой работал ваш земляк В. Никонов, написавший хорошую книгу, которая была издана в 2018 г. Книга не бесспорная, но с документальной точки зрения неплохая. Мы с разрешения автора опубликовали один из документов из нее на нашей страничке в Facebook, получили множество откликов. Один из результатов — обращение к нам родственников людей, живших в Резекне в годы войны, с просьбой опубликовать в преддверии юбилея Победы копии их воспоминаний о периоде гитлеровской оккупации, в том числе о лагере военнопленных. Воспоминания эти были записаны в середине 60-х годов прошлого века, и их оригиналы должны были находиться в местном архиве. Прежде чем опубликовать, нам нужно будет поработать с местным архивом, попытаться установить, сохранились ли эти воспоминания. А если сохранились, то, может, они не единственные, и есть еще другие. В своей книге уважаемый В. Никонов ссылается на некоторые материалы, имеющиеся в местном историко-культурном музее, который я тоже планирую посетить при первой же возможности. Как уже говорил, документов по лагерю военнопленных в Резекне крайне мало, поэтому будем искать, обращаться в архивы, в том числе российские.  Планирую сделать соответствующие запросы в архивную службу Министерства обороны России, но работу очень сильно тормозит пандемия.
Дальнейшая ситуация
В Даугавпилсе тоже был лагерь для военнопленных, очень похожий на резекненский. Параллельно будем искать документальные следы и по этому лагерю тоже. В Резекне погибли порядка 35000 человек, в Даугавпилсе в различных захоронениях покоится более 100000. При этом практически все погибшие военнопленные и там, и здесь остаются по сей день безымянными. Открытие Министерством обороны России несколько лет назад документов о потерях СССР в годы войны и создание таких общедоступных баз данных, как «Мемориал» и «Память Народа», дают в этом смысле дополнительные возможности. Среди опубликованных документов имеются немецкие карточки учета советских военнопленных, и некоторые имена погибших здесь узников резекненского и даугавпилсского лагерей, военнопленных можно найти уже сегодня. Сотрудники генконсульства установили это опытным путем, однако такая работа требует кропотливого труда, отслеживания «в ручном режиме» людей по документально зарегистрированным их перемещениям из лагеря в лагерь. Мы начали эту работу еще до обнаружения останков в Резекне, но сказать, что эти две темы никак не связаны между собой, нельзя: важно, чтобы и найденные погибшие, и те, которые были захоронены на кладбищах, хотя бы частично обрели имена. Понятно, что мы вряд ли сможем установить, кто в какой могиле похоронен, и поименно идентифицировать останки. Но даже если мы сможем установить хотя бы часть имен погибших и захороненных в Резекне и Даугавпилсе узников этих лагерей — это уже будет очень серьезное достижение.   
Ресурсов на ведение такой кропотливой поисковой работы у нас не хватает — мы, прежде всего, консульское загранучреждение МИД России, и дел у нас обычно более чем достаточно. Однако по принципу «не было бы счастья, да несчастье помогло», консульских действий из-за карантина стало заметно меньше, поэтому появились дополнительные возможности заниматься военно-мемориальными и поисковыми вопросами. Дел в этой области много: с годами накопилось большое количество ошибок и неточностей в списках тех захороненных, чьи имена известны. Ошибками грешат архивные документы как военных лет, так и послевоенных времен. Часто сталкиваемся со случаями неправильного написания имен погибших, небрежностями в указании мест захоронений и т.д. Упомянутые выше базы данных на основе опубликованных архивных документов дают возможность исправить ситуацию, но это также требует времени и определенных навыков. Помощь волонтеров, добровольцев нам бы не помешала.
Планируем дальнейшие комментарии на нашей страничке в Facebook, связанные с Резекне и концлагерем, с поиском архивных документов, а также на другие темы. Одновременно будем продолжать работу по уходу за захоронениями в нашем консульском округе. Надеюсь на сотрудничество с городской администрацией, с общественными организациями соотечественников, со всеми, кто интересуется культурой России или хочет получить образование в нашей стране. Уверен, что это не последняя наша встреча с резекненцами. 

14 мая 2020
Голосов еще нет

Добавить комментарий

10 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.