С «Панорамой Резекне» на островах Андамана (дополнено)

Прошел почти год после нашего возвращения с Симиланских островов. О путевых впечатлениях писалось в выпусках газеты с 3 февраля по 13 апреля 2017 года. Многое еще хотелось увидеть и новыми впечатлениями поделиться с читателями. Судя по отзывам, для многих читателей тема путешествий в далекие места нашей планеты остается интересной и желанной. 

Планируя это путешествие, мы рассматривали два его варианта: либо продолжить знакомство с континентальной частью Андамана (Андаманского моря), либо с его островами, лежащими к востоку от Симилан. Решили остановиться на втором, так как они в корне отличаются от Симилан, и разнообразие их «архитектуры» достойно особого внимания. Немногие места на нашей планете имеют такие острова и в таком изобилии, как вблизи побережья провинции Краби, на востоке Андамана. Толпы туристов, и прежде всего из Китая, а они являются соседями по континенту и имеют свои не менее красивые острова, устремляются круглый год сюда, чтобы полюбоваться островными красотами, получить драйв. Мы не случайно выбрали для поездки конец ноября - именно с этого месяца и по апрель  в этих широтах наблюдается «высокий сезон», т. е. минимальное количество дождей, ветров и океанского волнения. 
Несколько слов об этом море и его островах. Оно является частью Бенгальского залива Индийского океана. Море условно ограничено такими природными вехами, как: на севере — дельтой реки Иравади, с юга — островом Суматра, на востоке — полуостровом Малакка и Индонезией, а с запада — знаменитыми Никобарскими и Андаманскими островами. О влажном тропическом климате, с температурой воды у поверхности моря в районе +30 градусов Цельсия, нам было известно из прошлого путешествия. Теперь для наших вояжей по островам провинции Краби было важным знать величину полусуточных приливов океана, а она в этих местах достигает более 7 метров. На многих островах именно в период отливов делаются доступными многочисленные гроты и пещеры, внутренние лагуны со своим, замкнутым миром, становятся доступными для снорклинга (плавание с маской) неповторимые коралловые рифы. А специалисты насчитали их более 197 видов. В районах коралловых рифов обитают удивительные рифовые рыбы, а вообще разнообразный животный мир рифов превышает четыре сотни видов. 
Коль мы делаем «подводку» к нашей основной теме, заметим и другое: на дне этого моря находится подводная вулканическая дуга. В 2004 году на дне моря произошло сильное землетрясение, что вызвало разрушительную океанскую волну, с огромной скоростью обрушившуюся на побережье Андамана и повлекшую многочисленные человеческие жертвы. Последствия того бедствия местные жители успели залечить, а вот разрушенные природные достопримечательности восстановятся не скоро. Это касается погибших коралловых рифов, вставших на пути разрушительной волны цунами. Из всех стран бассейна Андамана именно береговая часть королевства Тая (Таиланд) имеет развитую туристическую инфраструктуру. Благодаря великолепным природным пейзажам, несравненному подводному миру эти места считаются лучшими среди равных. Посещать можно любые острова без ограничений, а их огромное количество, странствуя с острова на остров посредством скоростных «спидботов», местных лодок-длиннохвосток и многопалубных паромов. Что еще сказать? Да, мы по традиции захватили с собой номер «Панорамы Резекне» для придания ей еще большей популярности. Забегая вперед, скажем, что нам приходилось рассказывать любопытным туристам и о ней. 
После прилета на остров Пхукет мы познакомились с интересным представителем местной «живности», прекраснейшим из маленьких приматов — большеглазым и медлительным толстым лори (лемур). Маршрут нашего полета мы могли наблюдать на экране, встроенном в спинку переднего сиденья. Поглядывая в иллюминатор, имелась возможность сравнения с реальной картинкой местности. Ясная погода над водами Индийского океана этому способствовала. И вот, в часе лета до острова Пхукет, под крылом Боинга-747 стала просматриваться северная оконечность цепочки Андаманских островов, давших название морю, омывающему острова Малакского полуострова. Вскоре под нами показались карстовые острова провинции Краби, что вблизи западного побережья Тая. С острова Пхукет, где мы остановились в отеле, на современном пароме мы отправились к островам архипелага Пи-Пи. Он включает шесть островов, но обитаемым является один из них — Пи-Пи Дон. 

На нем мы и нашли свое пристанище на несколько дней. Из Интернета, от местных жителей мы знали о прошедшем в декабре 2004 года разрушительном цунами. Хотелось увидеть на месте современную жизнь острова, прерванную стихией для многих жителей в тот, уже далекий и трагический год. С острова Пхукет нас провожал памятник цунами, установленный на одном из пляжей южной оконечности острова Heart of the Universe («Сердце вселенной»), выполненный из металлических прутьев, напоминающий о мощи природной стихии. Вокруг памятника развеваются флаги 43 стран, чьи граждане погибли от цунами. Есть такие мемориалы и на континентальной части Тая. Из заселенных островов пострадали Пхукет и Пи-Пи. Карстовые острова архипелага Пи-Пи, как и другие из более двухсот островов залива, образовались движениями в земной коре, которые подняли над поверхностью океана массивные карстовые блоки (некогда дно океана). Они и сегодня поражают проплывающих на кораблях туристов своими размерами, формами и цветовой гаммой.
В этот раз остров Пи-Пи Дон встретил нас теплым тропическим дождем. Приятной неожиданностью была встреча с завершенной скульптурой возле ресторана. Она посвящена одной из крупнейших рыб, обитающей в этих широтах и почитаемой жителями, — голубому марлину. Сегодня пойманных на крючок гигантов-марлинов после фотографирования отпускают на волю. Стоит заметить, что отдельные особи достигают в длину 2—3 метров и веса до 800 килограммов. А свое название рыба получила, благодаря длинному прямому выросту на верхней челюсти, за схожесть с морским такелажным инструментом (англ. Marlinspike). Мастер, выполнявший эту работу, оказался запечатленным на фотокамеру. Чтобы прочувствовать колорит островной жизни, надо пройти его жилую часть, деревню Tonsai Village, и добраться до обзорной площадки острова (Viewpoint), находящейся на высоте более 150 метров. Проходя по красивым пешеходным улочкам, застроенным легкими домиками с многочисленными магазинчиками, барами, банками, сувенирными лавками, гостиницами, туристическими центрами, трудно представить, что тринадцать лет назад ничего этого не было. Толпы туристов со всего мира наводняют его улочки и увеселительные места как днем, так и глубокой тропической ночью. В ночное время на пляжах острова проводятся громкие дискотеки под огненное фаершоу с неповторимыми ведерками тайского рома. Остров многие из знатоков увеселений называют тайской Ибицей. Подъем на вершину острова считается наиболее популярным пешим походом. Есть два альтернативных маршрута восхождения, мы их видели на карте острова. Из деревни Tonsai Village следуем указателям Tsunami Evacuation Route. Первый маршрут проходил через территорию микроотельчиков на склонах горы, по крутым лестницам. Спустя 30—40 минут мы были наверху. Это на закате и при дожде. Однако нас поразила красота открывшейся панорамы острова-бабочки с крыльями - лазурными заливами по обе стороны песчаного перешейка — тела бабочки. Здесь же решили наведаться сюда на рассвете следующего дня, пройдя вторым маршрутом, который был оборудован такими же указателями и представлял собой широкую асфальтовую дорогу (до середины горы), а дальше она была скользкая и глинистая. На подъем по этой дороге мы затратили почти два часа. В период угрозы дорога служит самым быстрым путем эвакуации туристов и жителей на безопасную высоту от цунами. И на второй день любоваться красотами пришлось под проливной тропический дождь. Однако всё это не испортило райского настроения.

Духам — духово, а рыбкам — живую плоть

Посещая разные острова Андаманского моря, видишь много общего из жизни местного населения. Это, прежде всего, древние обычаи и традиции. На фоне богатой и яркой природы в глаза бросаются не менее яркие сооружения — «домики-храмики» для духов и изображений Будды. Их архитектура и месторасположение зависят от состоятельности владельца. Нас всегда интересовало особое отношение населения к многочисленным духам и Будде. Ритуал, в принципе, при этом один и тот же - воскурение благовоний, возложение прекрасных тропических цветов, возжигание свечей, подношение еды и воды. В прошлых выпусках «ПР» мы упоминали о гордости местных поморов — лодке-длиннохвостке, нос которой украшается яркими лентами, гирляндами из цветов, благовониями, фруктами. Это забота о духе повелителя морей. 

Теперь о подношениях. Кушать в привычном смысле изображения Будды и духи не могут. Считается, что они питаются запахами. Поэтому ни возлагаемые цветы, ни еду, ни воду перед подношением нюхать нельзя. Это всё равно, что в ресторане взять еду из чужой тарелки. Только в ресторане это действие расценивается как неуважение по отношению к обычному человеку, а тут, в духовной практике, выражается неуважение к объекту культа, что может быть расценено как форменное свинство. Итак, все палочки выкурили, свечи сгорели, цветы возложили и отдали иные почести. Через определенный промежуток времени всё это можно убрать. Цветы уже не пахнут, еда и вода тоже лишены запаха. Если очень хочется (ну мало ли, голодный!), можно всё это съесть самому, хотя еда уже и будет лишена привычного вкуса — вкус и запах достался тому, кому она предназначалась изначально. В ином случае воду выливают под дерево, куст или другое растение. Рис можно рассыпать по земле, его склюют птицы. При этом все останутся довольны — и духи, и растения, и животные. Угощать духов можно кому угодно. Это просто проявление вежливости, что-то вроде благодарности хозяину дома за оказанный прием и радушие. А уж тем более поблагодарить истинных хозяев земли — духов. 
Далеко за пределами Тая известно искусство местного массажа. Многочисленные салоны привлекают любителей этого SPA. Массажистки привлекают проходящих мимо отдыхающих красивыми улыбками и не менее красивыми жестами. Нас интересовали процедуры SPA, связанные с кормлением рыбок кусочками своего тела. Конечно, это круто сказано. Дело в том, что эти рыбки вовсе не зубастые пираньи из Амазонии. Рыбки Гарро Руфа зубов не имеют и живую плоть не кусают. Вспоминая недавние погружения на коралловых рифах, видели, как коралловые рыбки крепкими зубами дробили известковые домики обитателей. Не хотелось бы подставиться этим рыбам. А во время их подкармливания (для эффектного фото) случалось, что некоторые особи хватали за палец кормящего. Помнится и такой случай. Женщина применила крем от загара, который пришелся по вкусу рыбам, когда та женщина отплыла далеко от берега. На приличной скорости она устремилась к берегу и больше тем кремом не пользовалась. 
Итак, о FISH SPA. Обмыв ноги водой и усевшись на краю большого аквариума с рыбками, я предложил свои нижние конечности этим прожорливым малышкам. Казалось, что хозяйка морит этих созданий голодом. Как они набросились на предложенный «обед», надо было видеть! В какой-то момент ноги потерялись в рыбьей массе. Покусываний не было — они беззубы. Поскольку кожа в воде несколько размякла, они с легкостью отделяли ороговевшие ее частички. Нарастающее чувство щекотки очень трудно передать словами. Эту процедуру надо попробовать самому. Оксана выскочила из аквариума, едва опустив в него свои ноги, и от повторения отказалась наотрез. Вот такое SPА предлагают на островах Андамана.

Орешки все мы любим!

Находясь в столь экзотическом месте нашей планеты, хотелось познакомиться с чем-то особенным, практически не известным жителям наших широт. Подсказка обозначилась сама собой. На одном из островов мы обратили внимание на яркий, в традиционно тайском стиле, фруктовый памятник. Посвящался он местной гордости - орехам кешью (англ. Сashew — индийский орех). Надо заметить, что главными экспортными культурами Тая являются рис и латекс. Однако памятников, посвященных им, мы не встречали. Вообще фруктовые памятники далеко не редкость в мире. 

Например, турецкий город Анталия считается апельсиновой столицей. И мы видели вереницу великолепных фонтанов на одной из центральных магистралей, составленных из огромных оранжевых апельсинов. Известны памятники яблокам, арбузам, ананасам, винограду и т. д. Но памятника орехам встречать не приходилось. И ведь орех-то необыкновенный — особенный во всем. С нашим лесным орехом — лещиной — все мы знакомы с детства, знаем, как и где в лесу можно найти кусты орешника, когда собирать созревшие плоды, как с помощью орехокола, молотка или своих зубов добыть лакомое ядро. Иное дело — таинственный орех кешью. Он по праву занимает одно из первых мест среди орехов по своим ценным свойствам. В мире известно около сорока видов орехов, которые ценятся за разнообразный вкус и большую пищевую ценность. В юго-восточную Азию кешью завезли мореплаватели с берегов Южной Америки, как, впрочем, и латексное дерево. В отличие от нашей лесной лещины плоды кешью собирают с крупного вечнозеленого дерева, высотой до пятнадцати метров. Собирают урожай в феврале-марте. В отличие от известных нам других сортов орехов, кешью без предварительной обработки употреблять в пищу нельзя - это очень опасно. Возможно, этим и определена высокая продажная цена этого продукта.
А теперь по порядку. На острове Пхукет существует одна из первых в стране фабрик по обработке орехов кешью — Шри Бурала Орхид Кешью Нат Фэктори. Площадку перед входом украшает также памятник плоду ореха. Практически всё про этот уникальный плод мы узнали, посетив эту фабрику. Собранные плоды красного и желтого цвета доставляют сюда с плантаций. Собственно орех прикреплен снизу плода, напоминающего удлиненное яблоко. Задачей работников фабрики является отделение ореха от плода, переработка плода, извлечение ядра ореха из оболочки. Производство считается вредным для работников, так как под оболочкой ореха находится ядовитая внутренняя прослойка. На работе заняты преимущественно женщины. Отделенные от плода орехи в оболочке, напоминающие большую запятую, бросают в кипящую воду на тридцать минут. После этой операции оболочка ореха становится твердой, и ее можно удалить. Ошкуренные орешки в еще ядовитой внутренней оболочке обжаривают на огромной сковороде при температуре порядка семидесяти градусов по Цельсию. С остывших орешков после обжарки легко удаляется внутренняя оболочка. Теперь можно провести сортировку орешков по размеру и сохранности. После этого орешкам придают различные вкусы, фасуют и отправляют в торговую сеть. В фабричном магазине можно попробовать и купить любые орешки. А их не так мало: кешью с разнообразными специями; молотые кешью с кокосовой стружкой и в сиропе; кешью с кунжутом, медом, в шоколаде; козинаки из кешью и многое другое. Да, о самих плодах-яблоках. Из них готовят соки, джемы. Древесина кешью также считается ценной. Мы получили истинное удовольствие от дегустации продукции из орешков кешью и прониклись большим уважением к людям, добывающим такой вкусный, полезный и нужный всем продукт. 

Пещеры Андамана

Когда мы планировали это путешествие, то одним из его пунктов было знакомство с самыми известными пещерами уникальных островов Андаманского моря и побережья провинции Краби. Во время предыдущей поездки на остров Пхукет мы посещали некоторые пещеры и делились своими впечатлениями о них с нашими читателями («ПР», номера от 03.02.17 — 13.04.17). Из множества провинций Тая (Таиланд) самой известной по праву считается Краби. Интересно, что название «Краби» никак не связано с созвучным отрядом членистоногих (именуемых в народе «морские гады»), в переводе с местного диалекта название провинции означает вид древнего оружия. 

Несколько слов об одном из символов Тая, притягивающем многочисленных туристов со всего мира. Таким символом, визитной карточкой Тая являются отвесные скалы, поросшие тропической зеленью и, словно каменные столбы, возвышающиеся как над водой (острова), так и над джунглями материковой части провинции Краби. Хочется упомянуть об еще одном интересном факте. Именно эта провинция является одним из трех самых древних, из обнаруженных на нашей планете, поселений доисторических людей. Местные жители гордятся этим фактом и бережно сохраняют найденные свидетельства проживания древних людей (орудия охоты, керамическую посуду и т. д.) в местном музее. 
Не только живописные пляжи, многочисленные скальные острова, красота первозданной природы джунглей и тропических долин привлекают путешественников со всего мира. Многие из них отправляются в провинцию Краби, чтобы испытать на себе природную силу целебных источников и иметь возможность совершить определенный духовный обряд. Как известно, всякие духовные обряды связаны с какими-то легендами. Вот и мы потянулись к одной из легенд. На живописной тайской лодке-длиннохвостке мы добрались до пещеры Phra-Nang, с которой связана одна из интереснейших легенд. Долго наш капитан искал место для швартовки своего суденышка. Неширокий и протяженный белоснежный пляж возле пещеры был заполнен толпой туристов-паломников. Большинством из них были организованные и громкоговорящие китайцы. Пещера расположена у подошвы высоченной карстовой скалы, нависающей над морем своими сосульками-сталактитами, причудливой формы и необыкновенной палитры красок. Теперь о легенде. Она гласит, что в этой пещере обитает дух женщины, муж которой не вернулся из моря. Любящая жена ждала его всю свою жизнь, храня верность. Местные жители верят, если сделать подарок духу пещеры, семейная жизнь обретет покой, ссоры отступят, их место займет любовь. О почитании духов местным населением мы говорили в предыдущей статье «ПР». Но тайцев отличает и особая вера в силу амулетов и магических татемов, так как именно они даруют энергию, созданную слиянием народных религий — буддизма и индуизма. Одна особенность заключается в том, что подарок духу пещеры должен быть сделан самим и из дерева, представляя собой фаллический символ. Мы увидели внутренность пещеры, заставленную такими изваяниями. Порой казалось, что места на земле в пещере просто не хватает, и магические изделия потянулись вверх, выстраиваясь ярусами. Любых размеров и цветов, они заполнили мыслимый объем пещеры, которая известна и как «Пещера плодородия». Мы видели, как реагируют на увиденное многие туристы - от нескрываемого удивления до откровенного интереса. Кто-то молча созерцает, кто-то фотографирует, кто-то пытается дотянуться и потрогать деревянный «орган плодородия». Невольно наблюдали за девушкой-китаянкой, которая искала нужный ракурс, чтобы сделать интересное фото на свой смартфон, и она его нашла (см. на коллаже). Увиденное под сводами этой пещеры надолго останется в памяти посетивших ее туристов.

«Слезы моря»

Именно так называют жемчужины, добываемые и культивируемые в этом уголке Индийского океана. В этот приезд мы твердо решили всё разузнать о жемчужницах и жемчуге из первоисточника. Думается, многое из увиденного будет интересно и нашим читателям. 

Жемчуг добывают во всем мире издревле. Его находили как в морских моллюсках, так и в речных двустворчатых перловицах. Кстати, о перловицах озера Ковшу мы писали в  выпуске «ПР» от 16.09.2016. Вот несколько интересных фактов о жемчуге. В Киевской Руси знали более двухсот жемчужных речек, поэтому славянские наряды издревле украшались жемчугами. Известно, что  Клеопатра при помощи жемчуга  выиграла спор у Марка Антония. Она пообещала мужчине, что сможет собственноручно приготовить самый дорогой ужин. Девушка просто растворила в бокале вина огромную жемчужину и выпила напиток. Самая крупная в мире жемчужина была добыта в этих местах и весила более шести килограммов. «Матерью» такого гиганта была полутораметровая жемчужница Tridacna, весившая более ста килограммов. 
Опускаясь под воду в лагунах необитаемых островов, попадаешь в диковинный мир безмолвия и удивительных красок. Мы, вооруженные кинокамерами, вначале терялись, на чем сосредоточить свое внимание: то ли на живописных коралловых рыбах, то ли на неповторимых колониях кораллов, то ли на различных морских гадах, то ли на удивительных моллюсках. Именно моллюски Tridacna стали объектом нашего подводного внимания. Почему? Да потому, что их необыкновенной красоты мантии являются истинным украшением кораллового царства подводного мира Андамана.
На фотоколлаже представлены некоторые из них. Постараюсь перечислить цвета виденных нами мантий раскрытых раковин этих моллюсков: темно-синяя (сиреневая, фиолетовая), красно-кирпичная с темно-синими  краями, светло-зеленая с голубыми краями и т. д. Эти моллюски так быстро растут, что их створки не имеют возможности полностью смыкаться в случае опасности. При приближении камеры к ним, а они это чувствуют по движению окружающей воды, красивейшие мантии начинают смыкаться, хотя створки раковины остаются неподвижными. Очень интересно за этой реакцией наблюдать. Всё это удалось снять на видеокамеру и смонтировать в отдельный фильм. В такие моменты ощущаешь себя первооткрывателем, похожим на подводника-исследователя Ж. Кусто. В природе Tridacna живет более ста лет. Ученые отмечают, что за последние два века их популяция катастрофически сократилась. Во многих местах тропического океана этот моллюск просто исчез. Но Андаманское море еще сохраняет эту популяцию. 
Что мы видели еще? Огромные кладбища погибших моллюсков. Главной причиной становится природный хищнический туризм, когда браконьеры, вооруженные ножами и напильниками, лишают жизни этих удивительных созданий. Делается это для наживы, в большинстве случаев копеечной, из стремления найти горошину — жемчужину, встречающуюся в природе редко. 
От этой печальной ноты перейдем к знакомству с фермой, культивирующей жемчуг. Объемы производства культивированного жемчуга уже давно превысили объем добываемого в дикой природе. Думается, это приведет к сохранению природной популяции. Природная добыча — дело дорогостоящее и очень рискованное. С этим связана и стоимость изделий из природного жемчуга. Ферма, частное владение, находится в получасе хода от острова Пхукет, возле небольшого островка. Устрицы, оплодотворенные кусочком оболочки мидии, помещаются в садки и опускаются в родную стихию-море на срок от двух до шести лет. С помощью местных приливно-отливных течений, температуры воды в районе +28 градусов по Цельсию, наличия планктона для питания, контроля процесса выращивания, защиты от болезней, подкормки - процесс формирования жемчужины значительно ускоряется. На ферме культивируют до ста тысяч устриц-жемчужниц. Весь процесс выращивания жемчуга и создания уникальных украшений из него любезно показывают сотрудники фермы. Кое-что на ферме прикупили и мы, на память. И тут проникаешься уважением к терпению и трудолюбию местного населения.

О Короле и Королеве фруктов 

Побывав в этой экзотической стране Юго-Восточной Азии, невозможно не попробовать диковинных фруктов. Их полный ассортимент представлен на местных рынках, в деревеньках, на уличных мототележках  и на всех посещаемых островах. Фрукты всегда и везде продают только свежими и прекрасного товарного вида. Заметим, здесь они не подвергаются различным защитным обработкам, как это делается с овощами и фруктами в наших краях, для длительного хранения. Местная экзотика поступает в продажу практически с корня (ветки). 

Некоторые  фрукты нам знакомы (бананы, авокадо, ананасы, манго, папайя, памело), но их настоящий вкус мы сможем ощутить только на месте их выращивания. Получив возможность увидеть, узнать и попробовать диковинные фрукты Тая, мы решили снять видео на эту тему. Купив на местном рынке, на острове Пхукет,  полный комплект экзотики, мы отправились в свой отель для ее дегустации. Как и в любом царстве, в царстве фруктов есть свои «короли» и «королевы». И нам хотелось  с ними познакомиться в первую очередь. С «Королем фруктов» познакомились еще по прилете в аэропорт, увидев на запрещающем  знаке изображение «короля фруктов». В общественные места входить с ним запрещено. Это касается и отелей. Поэтому знакомство с фруктом  состоялось непосредственно на месте продажи — на  фруктовом рынке. Продавец этот фрукт разделывает для вас и в удобной форме предлагает для дегустации. Этот фрукт называется «дуриан» (по-тайски Too-Ree-An) и представляет зеленый шар, размером с футбольный мяч, весом до десяти кг,  с мощными шипами, обладающий  специфическим запахом (из-за наличия соединений серы…). Именно из-за устойчивого запаха его запрещено проносить в общественные места. Возможно, запах начинает проявляться через какое-то время после его разделки. Мы же никакого запаха, вызывающего неприятные ощущения, не обнаружили. Усевшись за предложенный нам столик, приступили к дегустации фрукта, погрузив пластиковые ложки в нежное, желтого  цвета, содержимое плода, приготовились к сюрпризу. Наши ощущения полностью опровергли расхожее мнение о «дурном вкусе дуриана». Нежная, почти карамельно-сливочная  мякоть плода, напоминающая  по ощущениям вареный репчатый лук с примесью орехов и клубники, доставила нам истинное наслаждение. Внутри каждой доли плода находится несъедобная косточка. Еще раз просматривая видео, поражаешься необычности  консистенции мякоти плода, которую трудно передать словами. Тайцы очень любят и ценят этот фрукт-кладезь витаминов. На рынке он стоит совсем не дешево: упаковка с двумя дольками стоит порядка 4$. Есть «король фруктов», значит есть и нежная, ароматная «королева фруктов». Несколько впечатлений о «королеве фруктов» —  мангустине (по-тайски Mong-Khut). Плоды,  как елочные шарики, бордового цвета,  размером с большое куриное яйцо. Плотно прижатые большие лепестки расположены сверху плода. Мы решили плотную оболочку убрать  с помощью ножа, и напрасно: оказывается, стоило только надавить руками на вызревший плод мангустина, как он раскрывался пополам, обнажая белую мякоть. Именно мякоть дарит незабываемый освежающий и специфический вкус, который невозможно передать словами, он заставляет наслаждаться любого. Да, белая  мякоть плода напоминает группу из долек крупного чеснока. Узнали мы и о том, как определить,  сколько долек имеет плод мангустина. Для этого надо посмотреть на нижнюю часть плода — сколько маленьких лепестков на нем, столько и долек имеет плод внутри. 
Вот такая у нас получилась «фруктовая» арифметика! Дегустацией остались довольны. Давняя наша мечта сбылась — попробовали самые редкие и необыкновенные тропические фрукты, сняли интересное видео для наших друзей! Некоторые экзотические фрукты мы смогли увезти с собой.  

К островам в океане пешком

Воды двух океанов, Индийского и Тихого, омывают берега древнего государства Таиланд (Тай, Сиам). Мы же побывали на островах и в континентальной части территории, относящейся к акватории Индийского океана. Видели, как местные жители прибрежных провинций строят свою жизнь с учетом географического положения страны. После разрушительного цунами 2004 года были внесены коррективы в методы строительства жилья, системы предупреждения населения, организацию эвакуации людей в безопасные места как на островах, так и на континентальной территории. Об этом писалось в «ПР» от 15.12.2017 г. 

Но есть и другое природное явление, не поддающееся регулированию, которое приходится учитывать при организации прибрежного судоходства и строительства. И это природное явление, знакомое нам по школьным урокам географии, называется океанский прилив. С ним сталкиваешься сразу же по прибытии — как на побережье океана, так и на любом из его островов. Периодически, два раза в сутки с временным сдвигом, происходит колебание уровня воды в океане, и это впечатляет. В этих местах уровень воды меняется до двух-трех метров. На мелководье кромка воды уходит от берега на полкилометра, обнажая камни, мертвые кораллы, прибрежную растительность, различных морских гадов, не успевших уйти с водой. Эти колебания обусловлены силами притяжения Луны и Солнца, другими приливообразующими силами природы. 
Вблизи острова Пхукет есть интересное место в океане, где во всей красе можно наблюдать природное явление «прилив-отлив». Арендовав местную лодку-длиннохвостку («лонгтейл»), мы отправились в сторону островов Poda, Chicken Island, Tub и Mor. Эти красивейшие необитаемые острова, несмотря на значительное удаление от материка, расположены в зоне мелководья. Над островом Chicken Island возвышается скала, очень напоминающая голову курицы (отсюда и название острова). Приблизившись к этому острову, мы наблюдали странную картину — вереницу людей, растянувшуюся по узкой песчаной косе, соединяющей между собой острова Chicken, Tub и Mor. Мы застали отлив. Скажу честно, впечатляет пройтись пешком по дну океана на соседние острова. Цвет и вид песка косы интересен. Он состоит из перемолотых кораллов и морских раковин. С косы, называемой тайцами Talay Waek, открываются потрясающие по своей красоте виды как на сами острова, так и на расположенные вдалеке скалы полуострова Railey. Однако долго бродить по океанской косе нам не довелось. Пока мы обедали на острове Chicken морепродуктами, океан поглотил видимую косу. О ее местонахождении напоминали сигнальные поплавки, закрепленные на ограничительных канатах. Запоздалым пешеходам пришлось возвращаться на остров по грудь в воде. Заметили, что силу приливного течения ощущаешь сполна, находясь по грудь в воде где-то на середине косы, становится немного жутковато от силы «тихой» стихии. 
Много впечатлений осталось от посещения закрытых лагун необитаемых островов провинции Краби. Небольшой паром с набором надувных лодок-каяков доставил нас к одному из островов. Брошен якорь, спущены на воду каяки с местными проводниками-гребцами. Эти лагуны доступны только в период отлива. Пройдя пещеру с довольно низкими сводами и облюбованную летучими мышами, мы подошли к ее выходу в лагуну. Всем пришлось лечь на дно лодки, чтобы «не разрушить» низкий свод своими головами. В лагуне вода оказалась голубой и мелкой, ее берега — отвесными и красивыми известняковыми скалами, уходящими ввысь. Перевитые лианами, они были идеальным местом для жизни островных обезьян. Кстати, эти обезьяны давно научились нырять и добывать себе крабов. Однако туристы приучили их к «халявной» жизни, привозя на каяках бананы и прочее из еды. Мордочки отдельных особей лоснятся от сытой жизни. Мы порадовались за них и сделали много фото. Высаживаться на обнажившиеся скалы опасно. Мы рискнули,  вышли босиком и получили множество порезов от острейших раковин, коими всё вокруг было усеяно. Больше таких попыток пройтись не предпринимали. Приближался прилив, и наш проводник поспешил доставить нас, через низкую пещеру, на паром. В темном проходе пещеры он, подсвечивая дорогу фонариком, орал «Бэтмен, Бэтмен, Бэтмен». 
Таким был предпоследний день нашего путешествия на Андаман. 

О «золотом дереве» и сувенирах

Поселившись на острове Пхукет, мы частенько, проезжая по местным дорогам, обращали внимание на ровные ряды деревьев в светлых рощах. Присмотревшись, обнаружили, что к их стволам прикреплены скорлупки половины кокосового ореха. Это была плантация «золотого дерева» Таиланда — гевеи. А в те скорлупки собирали сок дерева — натуральный каучук, из которого делают латекс. Почему гевею называют «золотым деревом»? Да потому, что наряду с выращиванием «белого золота» — риса, производство каучука стало одной из ведущих отраслей промышленности. Это дерево имеет статус народного достояния, а вывоз семян гевеи за границу запрещен. Ближе познакомиться с чудом живой природы и производством латекса мы смогли,  посетив плантацию и находящуюся на ней фабрику.

Несколько слов о самом дереве. Здесь уместно напомнить, что и в наших краях собирают сок деревьев: сосны, ели (для технических целей), березы (для питья). Деревья гевеи, высотой 25—30 метров, с гладкими и светлыми стволами с высоко расположенными ветвями, выстроились рядами. Гевея — самое лучшее каучуконосное дерево на земле. Слово «каучук» имеет индейские корни (родина гевеи — Бразилия) и означает в переводе «слезы дерева», от индейских слов «кау» (дерево) и «учу» (плакать). Сборщики каучука работают в темное время суток (до восхода солнца), чтобы собранный сок не успел застыть. Постоянно встряхивая свой «урожай», сборщики доставляют его на фабрику обработки каучука и производства листового латекса. Это тонкости технологии, о которой нам рассказали на плантации. 
Ночной сбор каучука — небезопасная работа. Сборщики, а обычно это большие семьи, работают в высоких резиновых сапогах. И это при тропической жаре, духоте даже ночью! Дело в том, что междурядья деревьев почему-то очень любят различные гады и всю плантацию считают своей территорией. А на своей территории любой из гадов весьма агрессивен! За ночь семья сборщика обрабатывает более тысячи деревьев (это и сбор каучука, и новая подсечка дерева). На некоторых плантациях мы наблюдали, как могучие слоны корчевали старые деревья гевеи. Почему корчевали? Причина тому — конечный «срок эксплуатации» дерева, который заканчивается к 30—35 годам. Максимальная же продуктивность добычи каучука достигается на девятом году после закладки плантации. После корчевания старых деревьев высаживается молодняк. Мудрый восточный народ не дает простаивать такой плантации до достижения девятилетнего возраста. Всё это время междурядья засеваются либо ананасами, либо другими культурами, не требующими яркого солнца. Особое место в экспорте занимает древесина гевеи. А ее с каучуковых плантаций получают огромное количество — это и есть пример безотходного производства. Древесина очень прочная, сродни дубу и тику. Особенностью является отсутствие годовых колец, поскольку климат в тропической зоне практически неизменен с годами. Древесина не подвержена гниению, порче вредителями. Обработка ее проста, а полировка осуществляется до зеркального блеска. Прекрасные образцы мебели из гевеи встречаются повсюду в этой стране. Вот с таким чудесным деревом мы познакомились «лицом к лицу» в своей жизни. Встречи с ним в Тае были ежедневными, для нас гевея стала почти родным деревом, как и сосна с березой. 
Покидая гостеприимный Тай, хотелось увезти и особый сувенир. Таким должно стать изделие из латекса. Посещая фабрику, мы видели, с какой аккуратностью обрабатывается природный каучук. Собранный каучук подвергают очистке, вспениванию, промывке, сушке, контролю качества. Мы посетили местный магазин и приобрели массажные подушки из латекса (женскую и мужскую). Стоило нам это удовольствие 2000 бат (51 евро), и мы сказали Таю: «До новых встреч!»

08 февраля 2018
Average: 3.6 (7 votes)

Добавить комментарий

11 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.