«Щи и жемчуг» по-европейски

Старая мудрость гласит, что у разных людей и беды разные: у одних щи пустые, у других — жемчуг мелкий… Вот тут агентство Eurostat обнародовало данные по состоянию уровня бедности в Латвии за 2014 год в сравнении с 2008 годом. Оказывается, в прошлом году у нас до 32,7% сократился удельный вес жителей, подверженных риску бедности или социальной отверженности. Сократился ненамного, на пару процентных пунктов, но все же. Более интересно, по каким критериям определяется, кто беден, а кто нет, и что это за штука такая, эта самая «социальная отчужденность»? Так вот, критерии названы такие: «если существует риск бедности, есть серьезная материальная отверженность или люди живут в домохозяйстве с очень низкой интенсивностью труда»...

Если попытаться перевести эту словесную галиматью на нормальный человеческий язык, то получится, что бедным считается либо тот, кто беден, либо тот, у кого есть риск обеднеть… А социальная отверженность наступает тогда, когда она наступает. Такое ощущение, что авторы этих определений учились в латвийских школах в период «судьбоносных реформ» и перехода на билингвальное преподавание. В результате не владеют в полной мере ни русским, ни латышским языками, но зато немного научились английскому и умеют использовать электронный Googlе-переводчик… Особенно странным выглядит такой критерий, как «риск бедности» — ведь такому риску в наше время может быть подвергнут любой человек, работающий по найму или имеющий небольшой бизнес. Капитализм, знаете ли… Но это уже из области владения не родным языком, а логикой и основами политэкономии, чему сегодня, похоже, не учат вообще.
Ладно, не будем отвлекаться, тем более что Eurostat — контора вроде бы серьезная и работает с цифрами. Поэтому там имеется и объективный критерий — бедными считаются люди, живущие в домохозяйстве, чьи доходы ниже порога, установленного в размере 60% средних доходов в стране. Правда, термин «доход» применяется в данном случае не очень корректно, ведь доходом может быть не только зарплата, но и прибыль от личного бизнеса, дивиденды по акциям, проценты с банковских депозитов, прибыль от игры на бирже и т. п. Если считать средний уровень с учетом таких доходов, то в бедняки попадут процентов восемьдесят латвийцев…
Видимо, евростатистики имели в виду все же среднюю зарплату. Таковая сегодня в Латвии находится где-то на уровне 700 евро, значит, уровень бедности — 420 евро на человека. Так что, уважаемые земляки, если вы в вашем «домохозяйстве» имеете «низкую эффективность труда» и получаете лишь «минималку», то вы, по европейским критериям, бедные. Хотя нет, вы бедные по латвийским критериям, а по европейским вы — нищие, ведь там средняя зарплата исчисляется не сотнями, а тысячами. Про пенсионеров и «долговременных безработных» на таком фоне лучше вообще не вспоминать.
При этом уровень бедности в разных европейских странах тоже, разумеется, не одинаков. В 2014 году в ЕС были, например, такие показатели: в Дании — 17,8%, Финляндии — 17,3%, в Нидерландах — 17,1%, в Швеции — 16,9%, в Чехии — 14,8%. При всех издержках методики подсчета, пример Чехии очень показателен, если иметь в виду нытье наших горе-руководителей про «50 лет оккупации» и «уж-жасную административно-командную экономику», из-за чего у нас и спустя четверть века такие беды. В Чехословацкой Социалистической Республике 50 лет строили тоже отнюдь не капитализм, но уровень бедности сегодня там более чем в два раза ниже латвийского!
Может быть, дело все же в уровне компетентности руководства страной и выбранном направлении социально-экономического развития? Ведь продукцию РАФа сегодня можно увидеть только в музее (почему-то — не оккупации…), а новенькие «Шкоды» лихо разъезжают по нашим дорогам…

22 октября 2015
Голосов еще нет

Добавить комментарий

1 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.