Стоны невинно убиенных еще слышны

Сегодня, 4 января 2019 года, отдавая дань памяти невинно убиенным мирным жителям, в поселке Аудрини, в Анчупанском лесу и возле мемориальной плиты на базарной площади в Резекне состоялись памятные церемонии и возложение цветов.

77 лет назад местные пособники гитлеровских захватчиков сожгли дотла деревню Аудрини, расстреляли на Анчупанских холмах свыше 200 ее жителей — женщин, детей, стариков, а 30 мужчин деревни прилюдно расстреляли на базарной площади в Резекне. 77 лет мы помним, чтим, скорбим и молим Бога о том, чтобы подобное больше не повторилось. 
Уже много писалось и говорилось об этой трагедии, о многих других трагедиях рода человеческого, произошедших во время Второй мировой войны. Помним Белоруссию — Хатынь, Шуневку. Помним деревню Росица, которая была сожжена вместе с жителями. Более молодых и сильных людей отправили на станцию Бигосово, где их погрузили в вагоны и вывезли в концлагерь Саласпилс и на работы в Германию. Большая группа людей была загнана в коровник, который затем подожгли, остальных жителей сожгли в домах. Среди убитых были католические священники Юрий Кашира и Антоний Лещевич, одного из которых сожгли с другими жителями, а второй был застрелен за настойчивые просьбы спасти детей (по другим данным также сожжен). В 1999 году Папа Римский Иоанн Павел II причислил убитых священнослужителей к лику блаженных. Эти зверства учинили во время карательной операции «Зимнее волшебство» (карательная антипартизанская операция, проведенная прибалтийскими и украинскими коллаборационистами в период с 15 февраля до начала апреля 1943 года в треугольнике Себеж — Освея — Полоцк на севере Белоруссии и в Себежском районе Псковской области. Эти события получили название «Освейская трагедия»). 
Всё это реально было, числу зверств фашистов и их пособников нет конца и края. Там, где прошлась коричневая чума, остались только кровоточащие раны. Нет оправдания фашистским преступлениям, как нет оправдания их пособникам. И тут я не понимаю позицию нынешних так называемых национальных партизан, а точнее бывших легионеров и «воинов» полицейских батальонов. Пусть даже они призвались насильно, пусть даже верили, что борясь, как им казалось, с коммунистами, они могли вернуть свободу Латвии, но видя, что происходит, или хотя бы слыша от других о том, что творилось пусть не в Латвии, в той же Беларуси, неужели не появлялось отторжение от этих зверств? Отторжение от тех, кто их совершал? Ведь убивая мирных жителей соседней республики, свободу своей страны не вернешь. Я не знаю, как бы себя повел, попав в такую колесницу истории. Что бы делал, если бы, скажем, насильно был призван в легион или попал в полицейский батальон и меня заставили бы жечь и расстреливать людей. Не расстреляешь, расстреляют тебя. Не знаю, честно, может быть, и струсил бы, может быть, и расстреливал и сжигал бы, не по собственной воле, но по приказу и под угрозой собственной смерти. Но потом всю жизнь сожалел бы об этом и раскаивался. И уж точно героем себя не чувствовал. Измазанным грязью — да, но не «белым и пушистым». Может быть, было бы так. А может, и нет. Может, как мой дед, Покуль Янис Язепович, латыш, служивший в латвийской армии времен Улманиса, ушел бы в лес, чтобы спрятаться от призыва в немецкую армию, а потом присоединиться к Красной армии, получить контузию, быть избитым в бессознательном состоянии немецкими солдатами и попасть в плен. Потом сбежать из плена и присоединиться к советским партизанам, а затем к регулярным частям, но после Победы не получить статуса участника ВОВ из-за плена, и добиться этого статуса только примерно в 1990 году. Всякое могло быть, не мне судить тех молодых парней, какой выбор они тогда сделали и что считали правильным. Но я не понимаю, как они, современные бывшие легионеры, и все попавшие в этой передряге на сторону фашистской Германии могут теперь ходить с высоко поднятой головой, изображая из себя героя и борца за свободу Латвии, зная, пусть не они сами, хотя кто знает, какие зверства и бесчинства совершили их сослуживцы? Совесть спит или осталась там, в 40-х годах прошлого века? Но я не упомянул тех, кто вступал в легион Ваффен СС или полицейские батальоны не по принуждению или по какой-то патриотической идее, а добровольно, из-за своих преступных наклонностей. Грабь, жги, насилуй и убивай безнаказанно, получая какое-то садистское удовольствие. Может, это они сейчас маскируются под национальных героев? Руки в крови, барахла награблено, наказания никакого. Сбежал за границу, отсиделся, сделал новую биографию, женился, дом, детишки, бизнес-работа, добропорядочный гражданин. А что было, то прошло. Стерлось из памяти. И когда там, за границей, дети спрашивают о его молодости, гордо отвечает — боролся за независимость Латвии. А как, с кем и какими методами — история умалчивает. Ведь «героев» не судят. Увы, и такое в жизни может быть. Заставили, убил, ограбил, поиздевался — кайся! Молись и кайся, кайся и молись! Служил с отморозками, молись за их загубленные души и за души убиенных ими людей. Но не ходи с высоко поднятой головой и не гордись таким своим «героическим» прошлым. Ведь стоны невинно убиенных еще слышны…

03 января 2019
Average: 1 (62 votes)

Комментарии

http://lr1.lsm.lv/lv/raksts/siis-dienas-aciim/tragiskie-notikumi-audrinos-1942.-gada-janvari.a80211/

Добавить комментарий

7 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.