ТРОЙНОЙ ЮБИЛЕЙ АНТОНА ЛАГАНОВСКОГО

Для старейшего работника Резекненской 2-й средней школы Антона Юлиановича Лагановского наступивший год ознаменован сразу тремя юбилеями: 4 января он отпраздновал свои личные почетные 80 лет, а впереди у Антона Юлиановича 55 лет совместной жизни с супругой Лилией Ивановной и 55-летие со дня начала работы во 2-й школе, которой он был предан все эти годы. Поистине этого умницу и трудягу, которого несколько поколений учеников ласково величали Антоша, можно назвать духом одной из старейших школ города, его живой историей. Все в его длинной и праведной жизни как настоящему мужчине полагается, даже с излишком: два дома построил, двоих детей вырастил, деревьев посадил десятки. По признанию самого Антона Юлиановича, о его жизни можно написать книгу, настолько она интересна и насыщенна событиями. 

Военное детство

— Мы из-под Карсавы, деревня Стравиенка. Нас у родителей было пятеро: четыре сына и дочь. Я четвертый. Жили практически в лесу, очень бедно.

В школу я пошел в 1941-м, как раз началась война. Очень тяжело приходилось, голодали, недосыпали, временами и под пулями ходили. Одежку немудреную за братьями донашивал, отец научил лапти плести, все военные годы в них, по три километра до школы и обратно. Бобы мамка давала — в карманы насыпал, тем и питался в течение дня.

Помню, немецкие самолеты «косили» русские войска, так мы с ребятами ходили по подбитым брошенным машинам в поисках съестного.

Как-то школьная учительница обратила внимание на мой голодный вид, пригласила к себе, картошкой в мундире да щами накормила. Я половину съел и остановился. Она спрашивает: «Неужто наелся? Бери еще!» А я: «Дома мама голодная, можно я ей эту половинку отнесу?» Учительница расчувствовалась (ох, хорошая была женщина, русская), наложила мне целую торбу картошки, квашеной капусты, и я все это домой снес, своим.

Почему так плохо было с едой? Да у нас все немец забирал, а что оставалось, мы относили партизанам в лес. К слову, был это отряд того самого знаменитого нашего земляка, соседа Василия Кононова. Два раза немцы «засекали» мои походы в лес, но ни разу пуля не догнала!

В 43-м году немцы указ везде распечатали: кто прячет у себя русских солдат, сдать их незамедлительно! Рыскали по домам, если у кого находили, дом со всеми домочадцами поджигали. Мы тоже укрывали наших, четверых, и опять Бог миловал, во время немецкой облавы вовремя они ушли в лес.

 

Трудовая юность

— Кончилась война, и я школу закончил, всего пять классов, больше себе позволить не мог, надо было идти работать, батьке помогать.

Довелось поработать молотобойцем в кузне, а потом, лет 16 мне уже было, председатель колхоза определил меня почту возить, сначала на велосипеде, позже телегу с лошадью выдали. Доводилось и переводы денежные возить, по этому поводу даже оружие выдали, ведь через лес приходилось ездить. У меня «на обходе» было 444 двора! Вот так я днями работал, а по ночам подрабатывал — мыл полы в сельском клубе.

В 1953-м я был призван в армию. И опять знаковый год — Сталина не стало. Ой, как народ горевал! Уважал его простой народ. В Сибирь, в 49-м, многих отсылали, как виновных (за пособничество фашистам), так и невинных, по оговору. Так зазря на Север отправили семью моей будущей супруги, но через семь лет они вернулись.

Отслужил я три года, в Риге, в танковых войсках — 43-я гвардейская стрелковая Латышская Рижская дивизия.

После возвращения домой пошел трудиться в мелиорацию, здесь у нас, в Выпинге. Начинал с того, что укладывал дренаж, а позже, когда допустили до трактора, вспомнив про то, что имею «корочки» танкиста, их зарывал. И опять работа — день и ночь, день и ночь... Дренаж клали в летний сезон, а зимой закрывались на ремонт техники. Я же в это время лес валил и потихоньку поднасобирал себе «дровишек» на дом, 12 на 6, который и справил к 59-му году у себя в деревне.

 

Антоша и «аистенок»

— Она у меня (показывает на фотографию любимой супруги Лилии Ивановны. — Авт.) — третьей дороги родня. Лилина семья в 56-м только из Сибири вернулась, я уже говорил, — бедные, раздетые. Говорили в родне, «наш аистенок возвращается!» Почему аистенок? А она вечно босыми ногами — худенькие, длинные… Я Лилю очень жалел, помогал чем мог, но — ни! — не трогал, берег. Можно сказать, выпускницей 10-го класса украл (никто не знал ничего про нас) и привез из Карсавы сюда, в Резекне, на велосипеде. Подали заявление и оба обратно — она к своим родителям, я к своим. В конце августа 1959 года мы расписались, и я привел молодую жену (у нас разница в семь лет) в съемную крохотную квартирку на Крестьянской (Земниеку).

1959-й — опять знаковый год для меня: и семью создал, и работу новую нашел, которая, как оказалось, навсегда.

 

Главный по школьному хозяйству

— Здание Резекненской 2-й средней школы было построено в 1956 году. А в 62-м, уже отработав в школе четыре года, мне довелось побывать на ВДНХ в Москве, где я имел возможность встретиться с ее проектировщиками. Вот они мне все про подведомственное мне хозяйство и рассказали, что в каком классе находится, где проводка, где канализация. Тогда я узнал, что здание школы, в случае необходимости, может использоваться для военных целей, быть переоборудовано в госпиталь. Проектировщики были довольны своей работой, сожалели только об одном, что не запроектировали в пятиэтажном здании лифт.

Первые годы работы многое в хозяйственном плане еще не было налажено, вот этим отлаживанием я и занимался, в качестве завхоза. Город тогда воды общей не давал, и первым делом я занялся обустройством водокачки — там она была, где сейчас стадион наш.

Чтобы работалось сподручнее, мне выделили полуторку — военный грузовичок такой, ГАЗ-АА. Я на нем уголь подвозил, землю, навоз для школьного приусадебного участка, все, что требовалось.

Потом появился газик поновее, на нем я чуть ли не весь Советский Союз объездил, да по нескольку раз — возил на экскурсии наших учителей, горкомовских, обкомовских. На охоту «шишек» от образования вывозил. А по осени ребят по колхозам развозил. С начала 60-х учил старшеклассников на мотоцикле ездить, позже — управлять автомобилем, вел автодело.

Хочу сказать, отличаются нынешние дети от прошлых, те как-то помощнее были, поздоровее — и душой, и телом. И при этом были более послушными. Но разгильдяев и тогда было предостаточно, я мог и за ухо оттаскать, за дело! Ну а так у меня с детьми легко ладилось, да и сейчас ладится.

Я когда пришел, в школе было полторы тысячи учеников, учились в две, а то и три смены! Сейчас, пожалуй, и 700 не наберется…

Я здесь не только каждый винтик знаю, каждую лампочку, сколько где ступенек, но и сколько деревьев растет на школьной территории! Вот те березки, что вдоль стадиона, мною посажены в начале 60-х. С другой стороны школы, что выходит на Садовую — мои липы.

Чего я только здесь не делал! Зимой каток по ночам заливал, рано утром на крышу лазил сосульки сбивать. Сейчас не пускают…

В 1974 году построена трехэтажная пристройка к школе — надо было расширяться, хозяйство росло! Думали даже бассейн строить, но не дали свыше, умолчу. А сколько всего связано со строительством в конце 80-х синего (спортивного) зала…

Я 18 лет подряд не был в отпуске! За все 55 лет — ни одного бюллетеня!

— В том, 74-м, за добросовестный долгий труд завгороно, Петр Константинович Анчупанс, лично вручил мне медаль «Ветеран труда», а годом позже — ключи от новеньких «Жигулей», мое первое личное авто. А в 82-м уже Янис Павлович Рожукалнс машину обновил.

Меня заведующие всех садиков знали, директора комбинатов просили помочь то здесь, то там. Я и сварщик, и токарь, и шофер, и садовник, и кочегар, и конструктор, и автомеханик. Я чувствовал себя нужным и был рад помочь всем! Как от этого уйдешь? Не уйдешь. Вот и остался на 55 лет.

Хочу сказать, 2-й школой всегда руководили замечательные люди.

Николай Константинович Товпенец, наш первый директор, был для меня как отец второй. Для всех нас таким был. Справедливый, порядочный, настоящий.

Это он «выбил» мне квартиру на Садовой, там у нас с Лилей и дети народились — дочка Инна и сын Виктор.

Следом за ним, ненадолго, пришел Иван Иванович Дубровский, тоже знающий, порядочный человек.

Иван Емельянович Рыбаков всего себя в школу вложил! Знал имена всех — от замов своих до технички! Всегда подойдет, поинтересуется, как дела, не надо ли чего. На нынешний юбилей мой не смог приехать, так лично позвонил, прислал подарок и золотую медаль за служение школе!

И нынешний директор, Игорь Петрович Сергеев, тоже душевный человек, понимающий. Так хорошо на юбилее моем сказал, я даже прослезился!

Все это люди с душой, образование у них не только институтское, но и внутреннее!

Спрашиваете, жалею ли о чем? Жалею, что образования так и не получил. Были курсы всякие, в работе помогающие, как без этого. А вот, мож, если бы жизнь по-другому сложилась, пошел бы учиться пению! Мне всегда говорили, что я пою хорошо. В детстве пел в костеле, потом в армии. Сейчас, когда с родней собираемся.

Каждую субботу, воскресенье езжу в родную деревню, держу пчел там, прочее хозяйство.

Что еще… Радуюсь успехам внуков, их двое у меня — Артур и Оленька. Они нам правнучек подарили — Арину и Мирославу.

Уже больше 10 лет нас четыре поколения, три семьи, в доме на Краста живет. И этот дом я сам поставил, с нуля! Дружно в нем живем!

Супруге своей бесценной Лилии Ивановне благодарен, что столько лет мы вместе, понимаем друг друга, уважаем.

Ну, вот как-то так…

***

От себя лично, от имени редакции «Панорамы Резекне» поздравляем уважаемого Антона Юлиановича со всеми его юбилеями и желаем здоровья, здоровья и еще раз здоровья!

 

 

22 января 2014
Average: 5 (4 votes)

Добавить комментарий

16 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.