«А вы друзья, как ни садитесь…»

В латвийских СМИ появилось любопытное исследование: «топ самых плохих министров». Компания SKDS провела опрос, в котором попыталась выяснить, как латвийцы оценивают работу и действия членов Кабинета министров Латвии. В «пятерку отверженных» вошли министры образования, юстиции, иностранных дел, сообщения и земледелия.

 

В этом «мартирологе непрофессионализма» интересны две фамилии — первая и последняя. Появление в нем министра образования и науки неудивительно, если иметь в виду его гиперактивную деятельность в области учительской лояльности и прочих сомнительных реформ. Однако первое место господин Шадурскис обеспечил, скорее всего, другими своими действиями на этом посту, вызвавшими стойкую неприязнь не только у русских, но и у латышской части населения. Что не мудрено, поскольку в результате обещанного им «повышения» учительских зарплат многие педагоги потеряли по 100—150 евро в месяц.
Удивителен отрицательный рейтинг долгожителя правительства — министра земледелия Дуклавса. Особенно если вспомнить, что сравнительно недавно благодарные крестьяне приносили к его ногам круги сыра в благодарность за умелое руководство отраслью. Оказывается, и в политике от любви до прямо противоположных чувств всего один шаг. Этот роковой шаг министр был вынужден сделать из-за пресловутых санкций и контрсанкций, больно ударивших по латвийскому продовольственному экспорту.
Где-то в этой же сфере находится нелюбовь к министру иностранных дел, которого экспортеры винят в испорченных отношениях с Россией и, соответственно, падении экспорта, прибылей и сокращении рабочих мест. Определенным довеском можно считать пресловутую «нетрадиционность» г-на Ринкевича, не слишком импонирующую консервативным настроениям значительной части общества.
Жертвой скандала можно считать министра юстиции Расначса — этого сгубил шкаф. Но не аллегорический «шкаф со скелетами», некими неблаговидными тайнами, которые вдруг стали известны, а шкаф вполне обыкновенный, для одежды, каковой г–н министр имел неосторожность перевезти на другую квартиру на служебной машине. Для общественного мнения этого оказалось достаточно, и вот об этой особенности общества хотелось бы поговорить отдельно.
С одной стороны, оно, наше общество, достаточно активно реагирует на просчеты и злоупотребления министров. В первую очередь, конечно, на те, которые непосредственно задевают их повседневную житейскую сферу: работу, зарплату. Это понятно и вполне оправданно.
С другой, все же возникает ощущение, что большинство опрашиваемых социологами латвийцев не слишком хорошо понимают роль конкретных личностей министров и обстоятельства принимаемых ими решений. Министр транспорта или сельского хозяйства при всем желании не могут пойти против политической линии Кабинета (а само латвийское правительство – против решений Еврокомиссии и Госдепартамента США…) и сделать что-то для улучшения тех же отношений с Россией. Даже робкая попытка министров почти частным образом встретиться с высокопоставленным российским чиновником во время его отдыха в Латвии и поговорить о проблемах вызвала совершенно истерическую реакцию со стороны правящих политиков.
Кроме того, большую роль явно играют стереотипы восприятия и даже внешние данные министров. В самом деле, почему никто не предъявляет претензий к Дане Рейзниеце-Озоле? Она же министр финансов, это ключевая должность в правительстве. Но она же такая симпатичная и к тому же чемпионка…
Исследование настроений общества, публичные оценки работы министров — это, конечно, хорошо и правильно. И пусть эти оценки пока еще во многом продиктованы эмоциями и наивным восприятием сферы принятия государственных решений, это все же лучше, чем  социальная апатия или казенный «одобрямс». Капля камень точит…

13 октября 2016
Голосов еще нет

Добавить комментарий

10 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.